Рабочая лошадка

Рабочая лошадка

Странно все сложилось. Как до такого дошло? Не представляю, что привело к тому, что я сейчас нахожусь в таком положении? Даже нельзя сказать, что нахожусь в положении. Я лежу на спине с задранными к верху ногами как у женщины, которой овладевает мужчина, и мною действительно сейчас он овладевает. Нет ни чувств, ни эмоций. Я лишь ощущаю как этот среднего роста кавказец, навалившись на меня, энергично орудует во мне своим не шуточным достоинством. Надо мной возвышается обросший торс, я чувствую его дыхание, ловлю его яркие движения в себе, а в голове лишь одна мысль: «Как я до такого докатился или уже докатилась и что будет дальше…»

День почти закончился. Я так думал на тот момент. Время было пять часов вечера. До сна оставалось совсем не много. Четыре часа. Мысли куда-то все удалились. Я сидел на диванчике в холе гостиницы. Холл располагался на этаже, где я снимал номер. Это была обычная рядовая поездка по работе. Контракты, договора, соглашения. Все что бы получить необходимый объем работ. И цель практически достигнута. Оставалось уладить пару формальностей, но это не сегодня. Сегодня я уже со всеми распрощался и вернулся с вой дом, временный дом, тот номер, в котором я прожил практически неделю. Но заходить в него я, почему-то, не торопился. Более того проходя мимо него я лишь на мгновение замешкался, подумал и все же решил пройти дальше до того самого дивана в котором и удобно расположился. Я просто сидел в удобном кожаном диване и курил сигарету.

Знаете, есть такие тонкие дамские сигареты. Да я курил тонкие дамские сигареты со вкусом ментола. Я перешел на них пару месяцев назад. Не потому что мне нравилось выглядеть на публике как женщина, а потому что мне уже начинало становиться противным курение. И все же меня сорта за сортами и, остановившись, в конце концов, на этих сигаретах, я не торопился отказываться от курения вовсе. Наверное они от части и привели меня сюда на этот диван. Они и ощущение достигнутой цели в переговорах. А может быть чувство некого опустошения. Ведь я как и обычно в подобных поездках был один. Нет, я не хотел что бы со мною кто то ездил. Но иногда чувство одиночества переполняет и наступает момент, когда ты просто не знаешь, куда от него деться.

Он шел тяжелой походкой. Видно было, что ему не особо легко передвигаться. Я знал, что он живет на одном этаже со мной, видел его как то выходящим из номера, но за всю неделю мы не перекинусь и парой слов. Сейчас я предполагал, что шум открывающегося лифта – это именно он, не знаю, почему мне так показалось, но я не ошибся. Это был высокий мужчина среднего возраста. Заметно крупнее меня. Хотя я тоже высокого роста, но вот плечи. Он был достаточно широк в плечах. Несмотря на его статность, ему все же нечто мешало чувствовать себя свободно. И этим нечто был торс, у мужчин же не бывает живота. А вот торс, хоть и не безобразно, но все же заметно выдавался вперед за затянутый ремень. Мужчина имел явно южную родословную. Не знаю, какой национальности, но точно, что-то кавказское.

Одет он был достаточно солидно в приличный костюм, правда, галстука на нем я уже не заметил. Видно было, что он устал. Дойдя до того места, где сидел я, он стянул с себя пальто и прямо таки плюхнулся на соседний рядом стоящий диванчик, положив пальто рядом. Достал не спеша платок и стал прикладывать его ко лбу так, как обычно протирают пот в жаркий день.

— Ух, длинный выдался день, — начал он, говоря с явным. – Работа, работа, работа, а тут еще погода.

Он замолчал. Сделав очередную затяжку, я продолжил:

— Да уж, погода что ни говори, сегодня отличительная.

Погода и впрямь была не особо хороша. Метель. Дороги занесло снегом. Снегоуборочные машины еще не успели с ним справиться. Тем не менее день был чудесен. Конечно если ты находишься в помещении, а не посреди улицы где тебя того и гляди снесет с места.

Мужчина потянулся к пальто. Достал из кармана пачку сигарет. Порылся еще, видимо в поисках зажигалки. Но не найдя снова обратился ко мне:

— Можно?

Как и всякий курильщик готов прийти всегда на помощь другому курильщику, я практически сразу пододвинул на столике ему зажигалку. Он прикурил. Томно сделал две затяжки и решил возобновить беседу.

— Тоже здесь по работе? – спросил он.

— Да, — коротко ответил я, кивая головой. Очевидно что вопрос был из риторических. Иначе что я б делал здесь еще в гостинице. Хотя кто знает.

— И я вот тут застрял. Никак не могу решить вопросы с подрядчиками. Взялись выполнять работу за одну сумму, а сейчас говорят что мало. Вот люди. Как с такими иметь дело?

Он явно был разговорчив.

— Всяко бывает, — поддержал я.

— Да уж. Вы чем занимаетесь? – вдруг спросил он.

— Устанавливаем систему видеонаблюдения на одной из местных фирм, — ответил я.

— Замечательная работа! – почему то с восторгом отреагировал он и тут протянул руку для приветствия. – Назар.

— Кирилл, — сказал я пожав его внушительных размеров ладонь.

— Я почему так говорю, Кирилл, потому что сам планирую поставить пару камер у себя в доме, да на воротах. Мне кажется это очень полезная вещь. Возможно, вы именно тот, кто мне нужен.

— Возможно. А далеко ваш дом?

— Нет. Две сотни километров отсюда в сторону…

У нас завязалась достаточно содержательная беседа. Я явно проявил заинтересованность в вопросах касающихся моей сферы и того что ему было нужно. Настал момент обмениваться телефонами. Тут я было потянулся за бумажником что б вытащить визитку, но к моему удивлению их там не было. Я к своему стыду даже не заметил, как они закончились. Однако я знал что они есть в номере. Попросив прощения, я сказал собеседнику, что сейчас вернусь и помчался к себе.

Оставив в номере куртку и скинув пиджак, найдя в дорожном кейсе визитки, я вернулся к месту начавшегося знакомства.

Подойдя к Назару, я протянул ему свою визитку.

— Спасибо, Кира, — ответил он в ответ кладя на столик свою. Странно он меня. Хотя чего тут странного. Иногда меня супруга так называет. Потому я не придал этому особого значения. Ничто внешне не могло выдать во мне женщину. Конечно кроме сигарет. Но и сейчас и мужчины курят такие. А колготок под брюками на мне он просто видеть не мог. Оставались только длинные волосы. Но опять же они были аккуратно собраны в хвост черной резинкой, а сейчас и подобное явление не редкость.

— Уверен, у нас все получится, — продолжил он, — и потому, я предлагаю выпить за знакомство. У меня есть замечательный коньяк в номере, что думаешь, Кира?

Я взглянул на часы. Только что минуло семь. Делать собственно нечего. Завтра рано вставать не обязательно. Все можно уладить и после обеда. Зачем отказываться от хорошего конька?

— Почему бы и нет,- ответил я.

— Замечательно, — подытожил Назар, — пошли тогда ко мне.

Он поднялся, взял пальто и направился к своему номеру. Я не спеша последовал за ним.

Номер был один в один как у меня. Справа от входной двери располагалась дверь в ванну и туалет. Далее были собственно сами спальные места. Две кровати у стен одна напротив другой. Между ними под окном была тумба, которую представлял собой малюсенький холодильник.

Ближе к выходу у «ног» одной из кроватей располагался стол с двумя стульями. Странная планировка. Но, тем не менее, это не был номер люкс, а гостиница не была пятизвездочной.

— Располагайся, — сказал Назар, вешая пальто в шкаф слева от двери.

Я сел у стола, с любопытством разглядывая апартаменты как будто впервые их вижу. Тем не менее, я не мог не заметить присутствие здесь вещей еще одного человека, который пока видимо отсутствовал.

— А где ваш коллега? – наобум спросил я.

— Задерживается, — ответил Назар, — не переживай, Кира, он раньше десяти не приходит. Любит погулять.

Назар достал коньяк. Шоколадку. Нарезку колбасы. Несколько фруктов, среди которых был и лимон.

— Не порежешь пока фрукты? – спросил Назар, — Я умыться немного хочу.

— Хорошо, — ответил я, беря из его рук нож и потянувшись за лимоном.

Он исчез в ванне. Послышался шум воды. Затем он стих. Выходя через пять минут он выглядел уже куда свежее. Ворот рубахи был расстегнут, что, в общем то, открывало взгляду его обильно покрытый растительностью торс. Он по ходу движения вытирал полотенцем лицо. Затем, откинув его, кавказец потянулся за бутылкой конька и рюмками, стоявшими тут же на столе.

— Видимо это его привычное окончание дня, мелькнула мысль у меня в голове.

— Ай молодец, — сказал он заметив аккуратно порезанный лимон, на четыре части разделанные груши и апельсин, аккуратно вскрытую упаковку нарезки, и дольками разломанный шоколад, — а ты знаешь толк в украшении стола, Кира.

Видимо это был комплимент. В ответ я лишь слегка улыбнулся.

— Ну, давай за знакомство, — произнес он, нарушая невольно возникшую паузу.

Мы выпили по одной, закусив дольками лимона.

— Хорошо, что мы познакомились, Кира, — продолжил Назар, — а то так бы и сидели каждый у себя в номере. Сейчас хоть есть поговорить. Водителя то практически не вижу.

Ясно. Значит второй это его водитель. Припоминаю.

— Еще по одной? – видимо это был условный вопрос, потому как, не дожидаясь ответа, Назар уже наливал.

Мы выпили еще.

Стала накатывать истома от коньяка. В душе поселилось спокойствие и безмятежность. В его поступках, действиях, словах не чувствовалось ни какой угрозы. А значит можно немного расслабиться. В конце концов что в этом особенного. Познакомились. Сидим. Пьем.

Кавказец тоже стал чувствовать себя комфортно. Уселся более свободно. Достал сигареты. Закурил. Сделал пару внушительных затяжек. Стряхнул пепел.

— Хорошо, — заметил он, стряхивая пепел. Видимо день действительно выдался у него не из легких. Назар вновь потянулся за бутылкой, имея явное намерение разлить еще по одной.

Хмель уже начал потихоньку одолевать мой разум. И потому, наверное, его неожиданный следующий вопрос не показался мне таким уж шокирующим.

— Ты носишь длинные волосы, тебе нравится так?

— Ну, в общем-то, да, раз ношу, — улыбнулся я.

— Тебе идет, — услышал я, — а почему не распускаешь?

— Да я вроде как на ночь только распускаю. В остальное время как то не особо комфортно. Не хочется особо внимание толпы на себе акцентировать, — снова парировал я.

— Перестань, красивые волосы прятать ни к чему, — все это уже слегка начинало напоминать легкую интимную беседу. Но сознание пока тревогу не включало. Все было как то естественно. Мы вновь взялись за рюмки. – Сам бы такие носил. Расслабься. Мы ж деловые люди.

И я действительно все больше и больше расслаблялся. Коньяк был хорош. А главное он свое дело делал отменно. Какие были планы у Назара я — не понимал или, попросту, не хотел задумываться. Я просто наслаждался обстановкой. Хотя со стороны она явно не была похожа на праздник деловых людей. Мы просто сидели, мило общались, как какая то парочка. Причем говорил в основном он. В один момент я действительно потянулся за резинкой, и волосы рухнули на мои плечи. Это, конечно же, бросилось в глаза.

— Ну, я ж говорю, красота, — встрепенулся Назар, — а ты стесняешься. Поправь их еще не много.

И кавказец потянулся рукой к моей голове. Он слегка расшевелил мои волосы, придав им некое подобие объемной прически. Странно. Но я, лишь слегка дернувшись, все же не отстранился и не убрал его руку.

— Спасибо, — как то мягко по-девичьи вырвалось из меня. Казалось, что я начинаю краснеть.

— Ай, молодец, — Назар пытался меня приободрить и, поднимая рюмку, продолжил. – Давай выпьем за тебя и твою красоту, Кира!

Мы чокнулись. Подобный восторг вывел несколько меня из оцепенения. Было уже практически очевидно, что он флиртует со мной как с женщиной. Одновременно это и приятно и несколько шокирующе. Да у меня есть подобное увлечение. Я люблю переодеваться красится и вообще чувствовать себя женщиной. Но то ведь делается специально.

А тут я сижу напротив мужчины, который явно не хочет признавать во мне мужчину, при всем при том, что на мне не то что макияжа, но кроме тех самых колготок, которых не видно, ничего и нет женского. Лукавлю. В командировку могу взять и женские трусики. И они на мне были. Тем не менее, они же тоже были под брюками. Итак, уже было очевидно, что я стала объектом флирта с его стороны. Хотя те самые четыре часа назад мне это и в голову не могло прийти.

Пока я все это думала. Пока коньяк растекался по моим венам. Пока… Назар все это время что-то говорил. Я уже не слышала, что он говорит. Но всем телом ощущала не просто его присутствие рядом, причем все ближе и ближе, а уже возникновение какого-то смутного желания в воздухе начинающего все отчётливее показывать свои очертания и как бы говоря: «Попалась птичка». Тут я запаниковала. Внутри начала расти истерика. Похоже, вторя его откровенному поведению, я сама себя стала ощущать женщиной.

— Ты знаешь, наверно уже поздно и мне пора идти, — произнесла я, вставая.

— Ну, – протянул Назар, — что ты говоришь такое? Время только девять. Мы даже еще пить не начали. Лишь полбутылки выпили. А ты уже идти. Брось, Кира! Или я тебя чем то обидел?

— Нет. Не обидел, — ответила я.

— А что же тогда? Куда торопишься? Завтра ведь тебе не рано вставать?

— Не знаю. Не рано. Все равно.

— Э, — покачал головой Назар, — так хорошо сидели. Выходит чем-то обидел, раз торопишься спать.

— Да не обидел ничем, все хорошо, просто, — возникла пауза, — не знаю. Душно, что ли.

— Так не вопрос, давай окно приоткроем. Проветрим. Сами пока можем в коридоре побыть.

— Наверное. И есть еще хочется.

— Сейчас все будет, красавица, — уже не стесняясь в обращении, Назар бросился приоткрывать форточку.

После мы вышли в коридор и побрели к тем самым диванчикам, с которых и началось странное знакомство поначалу казавшееся вполне обыденным.

Мы так же устроились на диванах. Продолжали что-то обсуждать. Точнее Назар что-то рассказывал, пытаясь веселить, а я лишь улыбалась и задавала редкие вопросы. В один из моментов через холл проплыла фигура администратора. Это была подтянутая женщина, шагавшая по коридору уверенной походкой босса.

Когда она уже практически исчезла из виду кавказец, как будто что-то вдруг вспомнив, окликнул ее и, вскочив, устремился по направлению к ней. Они беседовали минут пять. Женщина внимательно слушала Назара, периодически что-то спрашивая, видимо уточняя. По ее виду решительно ничего было определить. Видимо она была одной из тех образцовых работников, у которых желание клиента – закон. Она лишь периодически переводила взгляд с Назара в мою сторону, то ли оценивая наше состояние, то ли просто из любопытства. Так или иначе, но, в конце концов, они договорились. Это было очевидно потому, как он пожимал ей руку, видимо что передав. Она лишь кивнула в знак согласия и удалилась, а Назар вернулся за мной.

— Ну что, я договорился, сейчас принесут чего-нибудь перекусить, а нам, наверное, уже можно возвращаться в номер.

Что мы и сделали. Вернувшись, Назар снова разлил коньяк. В комнате уже было свежо. Я бы даже сказала, что холодно. Голова посветлела. Да и с чего ей собственно было мутнеть то. Не так много и выпили в действительности.

Назар включил телевизор и нашел какой-то музыкальный канал. Откровенно говоря, все было действительно здорово. Потихоньку я втянулась в сладкую беседу ни о чем. В дверь постучали. И администратор передала пакет Назару. Он снова ее отблагодарил и, закрыв дверь, начал выкладывать на стол его содержимое.

— Что тут у нас? – многозначительно произнес он, доставая бутылку шампанского, водки, пару упакованных салатов, пару банок икры и колбасу. – Ай, молодец, хорошая девочка.

Последняя его фраза не ясно кому была адресована. Мне или администратору. Хотя какая уже была разница если он не скрывал своего отношения ко мне и через обращение путая род. Не говоря уж о том, что имя Кира постоянно сходило с его уст.

— Мы столько вряд осилим, – показала я на вновь прибывшие бутылки.

— У нас вся ночь впереди. Да и потом вдруг Тигран присоединится. А не осилим — так оставим, — ответил кавказец, откладывая пакет, оставив часть его содержимого.

Консервы были открыты. Колбаса нарезана.

— Давай закончим столь чудесный напиток на этом, — произнес Назар, разливая остатки коньяку.

Время уже перешло за десять. Чувствовалось что я уже порядочно пьяна. Да и Назар был уже хорош. Начинало клонить в сон.

— Где же водитель? — поинтересовалась я.

— Не знаю. Но он в любом случае позвонит сначала. – ответил Назар. – Да и зачем он нам. Чудесная ночь. Я замечательно себя чувствую, находясь в обществе…

Он запнулся. Помолчал немного и продолжил.

— Так и хочется тебя назвать женщиной. Только не обижайся.

Я молча смотрела на него.

— Имя у тебя такое сладкое, Кира. Такие волосы, — Назар подошел вплотную и запустил свои руки в мою шевелюру. — Ну, никак ты не можешь быть мужчиной. Что за ошибка природы.

Я была в шоке. И это происходит со мной? Я приподняла на него глаза и чуть подалась назад. Кавказец, все еще держа мою голову в своих ладонях, посмотрел на меня внимательно. Не знаю, что он прочел в зеркале души, но то что я его не остановила видимо дало повод ему продолжать.

— Кира, хорошая моя, — давай не упустим эту замечательную ночь.

Откуда у кавказца столь богатый словарный запас русского языка? Или его алкоголь наградил красноречием? Во рту у меня пересохло.

— Может еще по одной? – пытаясь выиграть время, спросила я.

— Конечно радость, сейчас, — Назар моментально схватил бутылку, и оказалось бутылкой водки.

Что за вздор? Выиграть время? Время для чего? И чем выиграть? Рюмкой водки? Да у меня потом вообще сил не будет уйти! Но уже поздно. Водка разлита.

— Еще раз за тебя, Кира, — произнес мужчина, опрокинув рюмку. Я тянула. Я была не то что бы в панике. Просто в тупике каком-то. Что делать? Встать и уйти? Остаться и оказаться под ним? Но у меня не было подобных планов. Вечер вообще был вне планов. Да и пошел он не по моему сценарию. Хотя какой сценарий? Надо было уходить тогда. Мысли летели.

Очнулась я от поцелуя в шею. Назар стоял позади меня, поглаживая мои плечи и что-то говоря про кожу.

Я резко вскочила.

— Послушай, Назар! – фраза оборвалась на полуслове. Он прикрыл мой рот рукой и ласково запел в ответ.

— Ничего не говори, красивая. Не нужно слов.

— Да что ты, — попыталась я вновь.

— Тихо, тихо, Кира, — лишь произнес кавказец, обхватив меня своими ручищами толи за талию, толи ниже и постепенно увлекая меня в горизонтальное положение.

Силы были не равны. Его мощь просто подавляла меня. Он вертел мной. Вертел даже не используя грубой силы, он постепенно вынуждал меня покориться ему.

— Назар, перестань, пожалуйста, — уже практически молила я, понимая, что вот-вот окажусь на кровати, лежа под ним. Вдохнув воздуха, я сделала последнюю, как оказалось, попытку. – Отпусти меня немедленно!

— Не нужно волноваться. Я девочку не обижу, — произнес Назар, окончательно подмяв меня под себя на кровати.

— Но я не девочка, — уже тихо сказала я, понимая неизбежность происходящего.

Он уже не обращал внимания. Его руки беспорядочно шарили мне. Мелькнула ужасная мысль: «И так деваться некуда. А если обнаружит колготки – совсем пиши «пропала». Так и случилось. Его рука скользнула под брюки. Он замер. Буквально на секунду притормозил.

— Что тут у нас, Кира? Ты никак колготки носишь? Ну как покажись – его тон не терпел возражений. Он приподнялся и встал с кровати, — Давай, не стесняйся.

Я оказалась в патовой ситуации.

— Ну, Назар, — начала было я.

— Снимай, снимай штаны, — скомандовал он.

Я с чувством какой то провинности села на кровати и принялась расстегивать брюки. Он спокойно в это время налил себе очередную рюмку, опрокинув ее моментально.

— Не тяни, Кира, — пробормотал он, закусывая.

Я скинула брюки и осталась в одних колготках да рубашке еле прикрывающей зад.

— Покрутись ка, красивая, — скомандовал кавказец.

Я сделала полный оборот во круг себя.

— Ай, умница, иди сюда, садись, выпьем!

— Я не хочу пить, — ответила я присев за стол.

— Пей, когда мужчина тебя просит, — безапелляционно заявил он, протягивая мне все еще ту рюмку водки которую я так и не выпила, — Так значит говоришь не девочка? Пей давай, «не девочка»!

Мы выпили, я продолжала молчать, глядя куда-то себе под ноги.

— Не девочка? – вновь спросил он, взяв в руку мой подбородок и подняв голову так, что мои глаза встретились с его хищным взглядом, — Что молчишь? Сказать нечего? А я рад, что в тебе не ошибся! Правда я и представить не мог, что все так замечательно обернется! Значит сегодня отдыхаем по полной!

Назар поднял и направился к выключателю. Свет погас. Я снова смотрела в пол, не зная, что делать и как себя вести теперь. Тайны уже никакой не было. И мое положение и его намерения были уже для обоих ясны. Послышался звук расстегиваемого ремня. Затем стало очевидным, что он снял свои брюки. Подошел не спеша ко мне. Положил руку на голову.

— Назар, — произнесла я в последней надежде, поднимая на него молящие глаза.

— Кира, сделай все красиво, — прервал он меня, глядя сверху в глаза, — не надо слов, хорошая.

И тут он просто подтолкнул мою голову к своему еще до конца не окрепшему достоинству.

Что мне оставалось делать? Что делать мне, по сути, девчонке, сидящей в одних колготках и рубашке на стуле перед мужчиной, у которого нет и тени сомнения, что он свое получит? Что делать девчонке, у которой перед глазами мужчина без штанов и его аппарат упирается ей в лицо? Что бы вы сделали на моем месте?

Не знаю, что бы сделал кто-либо другой на моем месте, но я лишь тот момент приняла неизбежное. Не то что бы я осознала безысходность ситуации, нет. Просто видимо я уже была им подавлена, и подавлена на столько, что мне ничего не оставалось, как только покориться стоящему передо мною самцу.

— Ай, умница, — вырвалось с нескрываемым чувством достигнутого из уст кавказца, как только мои губы коснулись головки его члена, — хорошая моя, вот так, продолжай, сделай дяде приятно.

Делать «дяде» приятно у меня не было особого желания. И после его слов энтузиазма не возникло. Хотя уже стало вполне очевидно, что от предстоящего впереди мне не отвертеться. Поэтому я спокойно поправила волосы, закинув их за голову, обхватила рукой его член у основания, обнажив головку, несколько раз языком облизала ее полностью и погрузив ее в рот стала по обыкновению отсасывать, совершая классические движения головой. К моему удивлению его член не был противен. Не был грязен. Конечно, кроме вкуса самого мужчины в нем присутствовала некоторая солоноватость, но это меня нисколько не шокировало. Я все приняла как должное и продолжала, плотно обхватив губами крепчающий в моем рту член, скользить вверх вниз головой по нему. Положение мое было несколько не удобным. Я все же сидела на стуле и потому, что б отсасывать мне приходилось несколько изгибаться.

— Хорошо, Кира, — наслаждаясь, сказал Назар, явно «потеплев» в отношении меня. — Ты знаешь свое дело девочка.

Он стал совершать покачивающие движения тазом, одновременно все еще держа одну руку на моем затылке. Его член окончательно окреп и он, видимо смелея с каждой секундой, хотел уже большего. Его движения становились размашистее, а достоинство толчком проникало все ближе и ближе подступало к моему горлу. Очевидно и это уже неизбежным. В один момент я таки соскочила своим ртом с его инструмента, желая вдохнуть воздуха. Однако его это даже раззадорило, и он стал шлепать своим членом по моему лицу, щекам, губам. Затем несильно схватил меня за волосы и, сделав шаг назад, потянул мою голову за собой. Таким образом, я, соскользнув со стула, оказалась перед ним стоя на коленях.

Затем он повернул голову так что б я смотрела в верх. Его выражение лица практически ничего не отражало. Впрочем так же как и мое. Хотя в нем угадывалось типичность ситуации и то что знает как получить полное удовлетворение по средством меня. Он вновь пошлепал меня по губам и затем, протолкнув свой член вновь мне в рот, прижал боком мою голову к себе. На этот раз он не спешил меня трахать. Почувствовав, что его член достаточно глубоко он стал вынимать его, проводя при этом головкой по внутренней стороне моей щеки. Затем еще раз. И еще. Видимо наигравшись, он обхватил мою голову обеими руками, и уже спокойно и бесцеремонно просто ловко насадил ее основательно. Насадил так что его член уперся в горло. Только сейчас я осознала, что его достоинство, может быть, и не было огромным, но оно точно было внушительным и с первого раза уткнуть меня носом в пах ему не удалось. Член в горло не прошел.

Но, тем не менее, усилие он не ослаблял. Давясь, я стала издавать какие-то нечленораздельные звуки. Еще миг и оно отпустил мою голову, и я тут же стала жадно хватать ртом воздух. Еще не дав до конца отдышаться, он вновь впихнул член мне в рот до упора. Снова ощущения давки. Но он продолжает держать. Я и давлюсь и пытаюсь мычать, как бы моля отпустить. Но на этот раз он держит дольше. На глазах у меня начали наворачиваться слезы. И вот, наконец, долгожданный миг свободы.

— Ничего. Ничего, — произнес Назар, упиваясь своим превосходством, — скоро ты научишься ублажать мужчину как настоящая сучка.

У меня уже даже практически нет сил, что-либо сделать вопреки ему. И в его взгляде было видно, что он об этом знает. Все. Кончено. Он получил меня с потрохами.

Вновь хватая мою голову, кавказец начинает энергично и размашисто просто долбить меня в рот, пытаясь с каждым разом натянуть до основания. Понятно к чему это привело. В один момент выпитый коньяк чуть ли не выплеснулся из моего рта. Назар понял, что меня начинает рвать. То, что выплеснулось изо рта, попало на мою грудь, или точнее на ту рубашку, в которой я была. Но это его нисколько не остановило. Передышка была не большой. И он вновь с усиленным рвением ворвался в мой рот. Снова и снова. Он имел мою голову как извращенец сексуальную куклу. Я для него была лишь средством разрядки. Мне казалось, что это продолжается вечность. Но я ошибалась. Он все-таки остановился.

— Хорошая девочка, — произнес Назар, медленно вынув член у меня изо рта и вновь похлопав им по лицу, — Подымайся.

Он, подхватив меня за руку, помог мне встать. Ощущения были омерзительными. Меня использовали. Но, что хотя бы это закончилось, меня уже радовало. Я догадывалась, что он хочет далее от меня. А он, вдруг растеряв свое красноречие, лишь молча развернул меня к себе спиной и, слегка подтолкнув в спину, дал понять, что мне стоит принять не менее пикантное положение. Представляя очевидность дальнейшего, и понимая, что он особо не станет заботиться о моем комфорте, я решила сама принять ту позу, в которой он получит желаемое. Стянув немного колготки, я подошла к столу, нагнулась и, облокотившись на него, закинула одну ногу на рядом стоявший стул.

Затем послюнявив свои пальчики, попыталась хоть слегка смазать то отверстие, которое видимо его сейчас и интересовало.

— Какая умная и послушная девочка, — попытался оценить мои усилия Назар, пристраивая сзади. — Я не обижу тебя, сладкая.

Услышав эти слова, я почувствовала, что он делает попытку проникнуть меня, вернее нащупать головкой то самое сокровенное, что откроет ему вход в девичью плоть. Я решила слегка подыграть или помочь ему. Не знаю. Но так, по крайней мере, самой будет легче, да и остается шанс на диалог с ним, если что пойдет не так. Одной рукой я отодвинула правую ягодицу, а второй направила его член в себя. Кавказец навалился телом, пытаясь проникнуть внутрь. Получалось плохо. Было несколько больно. Не хватало смазки.

Но Назар видимо не собирался останавливаться. Я замычала и вновь принялась слюнявить пальцы. Его натиск несколько ослаб. Я протерла дырочку и снова приставила его член, давая понять, что он может продолжать. Давление усилилось. Член стал раздвигать стенки моего прохода. Почувствовала это не только я но и он, навалившись еще яростнее. Я опять замычала, но тут вдруг головка проскочила в меня. Его резкий проход заставил меня практически взвизгнуть. Он остановился, будучи во мне, но я знала, что головка члена это лишь головка. Еще немного и он вгонит в меня его весь. Несколько не торопясь Назар стал разогреваться, совершая небольшие поступательные движения. Он как и говорил явно собирался меня трахнуть по полной. С каждым мгновением амплитуда его движений увеличивалась и он, шаг за шагом, все больше и больше насаживал меня на свой член. А я все мычала. А он продолжал.

Он уже был полностью свободен и вот пришел момент, когда его яйца уже бились об меня. Движения стали свободными. Я ощущали лишь ноющую боль. Но он кайфовал. Он меня драл. Он жарил меня не щадя. Еще и еще. Еще и еще. Я изнывала под его мощными ударами. Но уже чуть ли не вогнал меня в стену, благо стол был предо мной. Я была уже затрахана до изнеможения. Мне хотелось скорее соскочить с него. Но он видимо был другого мнения. Наверное, алкоголь сделал свое дело, и ему просто не удавалось кончить. Но какое это имело значение. Жертвой была я и я осознавала, что пока это не произойдет, я к себе в номер не вернусь. Видимо это стал осознавать и кавказец. Продрав меня еще пару минут, и когда я уже просто перешла на сплошной стон, он резко вышел из меня. Пошлепал и поводил достоинством по попке и снова вставил. Но вставил уже резко.

Я всхлипнула. Он вновь вышел и затем вновь ворвался. Это продолжалось еще пару раз. Вставив последний раз, он насладился своим пребыванием во мне еще немного потрахав. Но в этот раз не жестко, а ловя каждое ощущение, двигаясь медленно и до упора. Затем он вышел, потянул меня за голову и установил на колени перед собой, задрав голову к верху и начав яростно работать рукой над своим членом добиваясь мужского оргазма. Сделав несколько движений, он добился-таки, что из его достоинства вырвалась мне на лицо струя спермы. Он метил в рот, и он попал частично. За первым выстрелом последовал второй, чуть скромнее, но точнее, практически вся жидкость оказалась в моем рту. Затем еще, затем успокоился. Выжал остатки.

Ай, молодец, — добавил он с нескрываемым чувством удовлетворения, проведя членом по моим губам, лицу и остановившись на том, что вновь погрузил его мне в рот.

Я поняла, что должна облизать его до блеска. Ведь наверняка с его точки зрения я должна была быть благодарной и удовлетворенной сучкой. Может это было и так. Свои ощущения, облизывая его, я не успела поймать, потому-как вдруг в номере… зажегся свет.

Итак представьте картину. Посреди двухместного номера в гостинце стоит мужчина в рубахе без штанов. Он удовлетворенно смотрит на ту, которая находится у него в ногах. У него в ногах на коленях стоит женщина, лицом обращенная практически к двери, с приспущенными колготками, следами рвоты на рубашке, заплаканным и залитым спермой лицом и держащая во рту член этого мужчины. В дверях стоит мужчина среднего роста, кавказской национальности, как и тот, что посреди комнаты. И одна рука его застыла на выключателе.

— Тигран, — мелькнула мысль. Это все что я успела подумать, осознавая, что ночь еще не кончена…

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!