Попробовал в очко?

Попробовал в очко?

Славику было, наверное, лет 40. Не ровня, конечно. Но человек он был интересный. Высокий, черноволосый. Всегда весёлый улыбчивый. И вообще, с ним было классно. Можно было спокойно курить, не опасаясь палева. Иногда они пили пиво и болтали, болтали.

Славик раньше был военным, а теперь торговал на рынке видеодисками и разной такой приблудой. Там они и познакомились. Зато теперь этих фильмов разных у Рустама было — завались.

Жаркий летний день. К обеду так припекает, что даже на улицу выходить не хочется. Пока Славик на кухне разливал по бокалам, Рустам валялся на тахте, уставившись в огромный экран телевизора. Да, уж, такой фильм домой точно не притащишь.

— Рустам, а ты кто по национальности? — спросил с кухни Славик. Ох, и не любил Рустам этого вопроса.

— Я в Москве родился

— Это понятно. А родители откуда?

— Из Казахстана. Они уж давно тут.

Славик принёс пиво в запотевших бокалах.

— Держи. Нравится фильм?

Рустам кивнул. Фильм был очень даже до 16. Или даже до 18.

— Пробовал так с девками?

— В смысле? — Не понял Сашка.

— Сексом занимался?

— Да. — Зачем-то соврал Сашка. Или не соврал. Сны были. С оргазмом. Девчонку в раздевалке зажимали. Видел трусы. Не секс, конечно. Но было-не было… Было вроде как.

— А ты красивый, Рустам. Даже на девчонку похож.

— Ну уж прям. — Рустам смутился. А ведь и правда, мечтал иногда. Девочкой быть. Уж какие-то они все… Загадочные.

Славик приобнял его. Слегка. Потом крепче. Было одновременно и страшно и томно.

От него пахло табаком и пивом.

Рустам уже всё понимал, но хотелось немного продлить это мгновение. Так необычно и так боязно… Он прикрыл глаза, пытаясь понять прелесть поцелуя. Нет. Просто поцелуй мужчины. И всё.

Да, хорошо быть девушкой и не запариваться над этой проблемой. Хорошо мечтать, фантазировать. А так всё равно, страшновато. А его рука уже на ноге. Нет, просто на шортах. Если не раздеваться, то и не будет ничего. И всё равно, Рустам чувствовал себя немножко гомиком. Славик мужик всё-таки. И целует. Блин. Что делать-то нужно?.

Славик просунул руку под футболку и гладил уже по спине. У него тёплая рука. Вот теперь, кажется, понятно. У него просто давно не было женщины. А вот что делать дальше? Даже страшно открыть глаза.

— Девочка моя, девочка. И губки у тебя девичьи.

Звякнула пряжка ремня. Сквозь полуприкрытые глаза Рустам видел прямо перед собой чёрные трусы.

— Никто не узнает? — Прошептал Рустам.

— Глупышка. Конечно нет. Это наша тайна.

С замиранием сердца Рустам приоткрыл губы. И вот оно. Тёплое, живое. Как в кино. Не было какого-то отвращения. Даже страх куда-то ушёл. Просто хотелось, что бы всё кончилось сейчас. Славик держал его голову руками и, видимо, получал огромное удовольствие. И получил. Тёплая, солоноватая жидкость ударила в нёбо и мгновенно растеклась по всему рту. Всё.

— Глотай, глотай, — почти рычал Славик. А что оставалось делать?

А потом они просто лежали. А потом целовались.

— Я пойду, принесу ещё пива. Ты разденься пока.

Славик вышел. Голый. И опять стало не по себе. Смелости хватило только шорты снять. Славик вернулся и протянул пиво.

— Давая, красавица моя, подкрепись.

Пиво Рустам выпил залпом. Закурили. Так и сидели. абсолютно голый мужчина и съёжившийся худощавый паренёк в футболке и трусах. Ясно, было, что этим всё не кончится. Славик опять обнял его.

— Давай. Давай, солнышко.

— Я боюсь.

— Всё будет хорошо.

— Если кто узнает, мне капец.

— Да кто ж узнает-то? Ох, чудо ты моё. Давай, попробуем только.

— Только чуть.

Казалось бы простое движение — снять трусы. Тем более, когда уже всё так зашло. Но ведь тогда уже всё. Рустам теребил свои трусы, несколько раз набираясь смелости и всё же не решаясь.

Славик опять стал его целовать. Зажмурившись, трусы Сашка всё же приспустил. Вот так, выдохнул и приспустил. Попробовать просто. Чуть.

Рустам лежал на спине. Славик там чем-то помазал. Холодком каким-то. И всё равно вначале было больно. Очень. Хотелось прекратить. Но ноги были задраны так, что почти касались груди, Славик держал их руками, просовываясь всё глубже. И ничего уже не сделаешь. Рустам пытался сосредоточиться на ощущениях. Да, он чувствовал, что в нём мужской член. Именно член, горячий, упругий, жаждущий. Вперёд-назад. И уже глубоко.

— Попробовали. Всё.

— Подожди, подожди.

Он был внутри, где-то почти под пупком.

Туда-сюда. У него сильные бёдра. Тёплые. Немножко пот.

— Славик, ну всё.

— Молчи, я прошу тебя, молчи. Сейчас станешь девочкой.

Рустам вцепился ладонями в плед. Быть девочкой уже не хотелось. А ведь он спустит.

— Слава, я боюсь.

Движения Славика стали чаще, дыхание громче.

Рустам закрыл лицо руками. Конечно, спустит. Это неизбежно. Из этой позы не вывернешься. Сейчас, как в бабу… Сольёт.

Славик вытянулся в струнку и затих.

Что бы там ни говорили, а не слишком. Не слишком приятно.

Не слишком приятно возвращаться в реальность. Ноги тонкие, сам… такой же А дал по-женски, трусы сам снимал. Как девчонка. Рустаму было не по себе.

— Теперь ты девочка. — Славик целовал его в щёку и за ухом.

Мокрота почувствовалась, только когда он стал вытаскивать. Рустаму не хотелось быть девочкой. Ну, не хотелось и всё. Прошлые мечты и фантазии не в счёт.

Рустам опять пошёл на кухню. За пивом. Пока он вышел, Сашка натянул трусы.

— Да не парься ты. Все трахаются. Сам же говорил, что секс уже был. — Славик опять был в комнате. — Ну, девочка, ну мальчик, чего ты паришься? Давай к столу.

Рустам промолчал. В трусах было мокро. И было стыдно.

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!