Похотливая блядинка — с хуем, срудью на резинке

Похотливая блядинка — с хуем, срудью на резинке

… Я прикрыл за собой хлипкую дверь туалетной кабинки, щёлкнул понадёжнее щеколдой и решил собираться — как-никак получасовое отсутствие могло сказаться на настроении босса в отношении меня не в лучшую сторону… Господи Боже, какой беспорядок! Я огляделся и понял, что заляпан спермой насильника везде, с ног до головы. На шее разболтался уже смятый галстук, на рубашке то тут, то там проступали мокрые пятна известного происхождения, в брюки болтавшиеся в ногах из попки капала сперма в довесок к той, которая из меня хлынула, когда я сладко кончил. Надо было поскорее привести себя хотя в какой-никакой, а порядок. Я наклонился вперёд за туалетной бумагой и тут же почувствовал, что из меня выпадает вибрирующая пробка.

Еле успев её придержать рукой, я вновь выпрямился во весь рост. Мда, вот теперь моя некогда узенькая и девственная дырочка настолько растрахана, что уже и пробка не держится в ней… Надо было что-то делать со всем «богатством», которым был наполнен мой анус. Как следует сжав свою дырочку, я стал медленно доставать из себя мою утреннюю мучительницу. Пробка буквально выскользнула из дырочки, которая громко чпокнула и выпустила маленькую струйку спермы. Сев на корточки, я подставил под свою попку обе ладони и расслабил её. Тут же они стали наполняться сладкой смесью утреннего оргазма Шеммы и кончи моего недавнего насильника-незнакомца. Сперма была густой и терпко пахла: видно, тот, кто меня только что поимел, давно не кончал. Ну и тем вкуснее для меня! Наконец, когда поток иссяк, и моими последними потугами я выдавил из себя остатки семени, я поднёс наполненные ладони ко рту и стал жадно их вылизывать, балдея от запаха и вкуса того, чем меня так старательно наполнили за весь день.

Казалось, я слизываю медовые сливки со своих пальцев, и удовольствию не будет конца. Но, мой нектар закончился, и я, собрав еще немного спермы прямо с раскрытой дырочки, проглотил последние капли. Жужжание вибратора привлекло моё внимание к нему, я застыл в нерешительности, глядя на него. «Вставить или нет?» Замученная за день попка была решительно против, поэтому пришлось вытереть пробку бумагой и положить в карман брюк. Все следы на своей одежде пришлось тоже тщательно вытирать, иначе я бы глупо выглядел в помятой одежде с белыми разводами везде, где только можно. Всё, кажется, готов.

Я вышел из кабинки, явственно ощущая каждый миллиметр своей попки. Колечко ануса пульсировало, и на каждом шагу я чувствовал, как раздражены нервные окончания в моей промежности. Было приятно и одновременно неудобно как-то, будто эта боль напоминала мне о постыдном и сладком происшествии. Я скорей спешил на своё рабочее место, скрывая взгляд от встречающихся на пути коллег. В приёмной уже не было Шеммы, быть может, только еле чувствовался её чарующий аромат духов. Администратор даже не обратил на меня внимания, хотя я боялся именно того, что она догадалась, из-за чего я так стремительно умчался на полусогнутых ногах в сторону туалета. Нет, ей было абсолютно всё равно, слава богу.

Вот и мой стол, моё рабочее место, на которое я сел чуть осторожно, тут же ощутив приятную боль в анусе. Ох, как же меня оттрахали-то! Уму не постижимо! Я вновь, не заметив этого сам, стал погружаться в приятные воспоминания такого неожиданного классного «изнасилования». Да и какое это изнасилование? Я уже через пять минут после проникновения в меня здорового члена сам подмахивал ему навстречу задницей! Им мне это ужасно нравилось! Только подумать — ну и… шлюха же я, оказывается! Внезапное осознание заставило меня покраснеть, я почувствовал, как вспыхнули краской мои щёки, и не знал, куда отвести свой взгляд, чтобы подавить в себе эту волну стыда. Действительно, натуральная шлюха какая-то! Только вчера признавался в любви Шемме, а сегодня уже подставил задницу другому члену. И ведь с удовольствием подставил! Еще и высосал из него остатки спермы, а потом и попку свою «осушил»…

Совесть моя барабанила в моей голове, а ей сопротивлялась моя дырочка, которая непроизвольно сжималась иногда, распространяя тепло удовольствия по моим ногам. Да, в таких мучительных размышлениях минуты тянулись за минутами, я бесцельно клацал по клавиатуре, перетаскивал курсов от одной части таблицы к другой — в общем, моя производительность резко близилась к нулю и грозила сорваться в отрицательное положение. Из размышлений и забытья меня резко выбросило в реальность похлопывание по стенке «кабинки» моего рабочего места.

— Дэймон, чёрт бы тебя! Снова витаешь в выходных? Проснись, сегодня еще только понедельник!

— А? Да, я в порядке! Что случилось?

— Шеф подразделения тебя хочет видеть. Наверно, не только я заметил, как ты «усердно» сегодня трудишься.

Знали бы все, как я усердно «трудился» сегодня в туалетной кабинке… Кабинет шефа подразделения Марка Шеппела встретил меня своей длиной, лаконичностью дизайна и давящей, доминирующей атмосферой. Сам Марк Шеппел, тридцатисемилетний крупносложенный, невысокий мужчина, с небольшим «животиком», в джинсах и рубашке, закатанной до рукавов, с обильной порослью чёрных волос на руках и редкой порослью таких же чёрных, жёстких волос на голове, сидел в кожаном кресле за массивным столом, закинув ноги на его край. Его властное и немного квадратное лицо уже выдавало первые признаки приближающегося сорокалетия, а небольшая опухлость щёк говорила о том, что он был тот еще любитель выпить и даже напиться. Странно, как такая привычка не мешала ему занимать немалый пост в нашей компании? И вообще, его пристрастие налицо — как руководство такое допускает? С такими мыслями я уже подходил к его столу, а он, почти не обращая внимания на меня, смотрел куда-то сквозь мою фигуру.

— Деймон, здравствуйте!

— Шеппел неожиданно и резко обратился ко мне, от чего я опешил.

— З-здравствуйте, мистер Шеппел…

— Как прошёл сегодня Ваш день на работе?

— Да, в общем-то, как обычно… Вы знаете, понедельник — это всегда как рассвет, начало новой недели, поэтому у нас у всех было отличное рабочее настроение!… — я нёс привычную лабуду про мотивацию к труду и довольный всем персонал.

— Да-да, знаю — рассвет, начало и прочая ла-бу-да! — Шеппел громко хохотнул, увидев, как моё лицо вытянулось в лошадиную морду. — Что, не ожидали такого от большого начальника? Ну, я же тоже человек! И прекрасно понимаю, как в понедельник иной раз хочется…

Тут он сделал загадочную паузу и будто молнией пробежал взглядом снизу вверх по моей стоящей фигуре. И я был готов поклясться, но мне показался в его взгляде какой-то хищный блеск.

— … хочется развалиться дома на кровати и нихрена не ехать на работу и копаться в этих чёртовых таблицах до самого вечера!

— Ну, мистер Шеппел… это наша работа… она важна… и мы… я люблю своё дело…

— А-а-а, брось, парень! Уж мне ты можешь не врать, я-то знаю, когда тебе действительно что-то нравится, а когда ты непрочь похалтурить!

— Хм, ну быть может…

— Да, забыл! Присаживайся! Хочешь выпить? Честно говоря, я не понял, как он успел перейти на «ты» — чего уж было говорить о моей нерешительности после его предложения присесть и выпить. — Если только немного, я сегодня себя неважно чувствую, — мямлил я и устраивался на огромном диване напротив его стола.

— О, не переживай, 12-летний виски я не собираюсь тебе спаивать. По крайней мере, сегодня. Да и хватит тебе совсем немного, чтобы поправить здоровье и как следует расслабиться.

— Спасибо, мистер Шеппел.

— Зови меня Марком, парень.

— Спасибо… Марк…

— Вот это уже другое дело! — хлопок по моему плечу, и бокал с виски оказался в моей руке, — Ты не представляешь, небось, какое это удовольствие — выпить немного согревающего виски вечером, после работы в грёбаный понедельник. Вот так вот сел себе на кресло в тишине, пригубил и смакуешь вкус, а когда глотаешь, то такое тепло по груди разливается. Очень хорошо-о-о.

.. Последние слова Марк протянул с каким-то гортанным звучанием. Он обошёл диван сзади, и теперь я только мог слышать, как он продолжает рассуждать.

— А еще лучше, если порезвиться после такого виски. Ну ты понимаешь, о чём я? Целый день сидишь, складываешь-вычитаешь-споришь-приказываешь, а вот вечерком бы выплеснуть всю негативную энергию! Желательно парочку, тройку раз выплеснуть да посильнее, ха-хах! Ух, люблю я, когда в тесную дырочку пробираешься и покоряешь её своим членом! А если она еще и не ожидает ничего подобного, то вдвойне приятнее овладеть маленькой проказницей. Она вся сопротивляется сначала, не даётся тебе, но потом ты её владельца приструниваешь, парочку толчков — и ты взял её полностью!

Знойная тирада, и особенно последние слова, заставили меня похолодеть и застыть в немом оцепенении. Как диафильм перед моими глазами стали крутиться кадры моей «туалетной» похоти, а голос Шеппела монотонным звучанием вводил моё сознание в транс…

— И вот ты в ней по самые яйца, она уже не сопротивляется, а настороженно застыла и ждёт того, что ты будешь делать. И нифига она не ожидает того, как ты её сейчас будешь трахать! Потому что ты её будешь натурально иметь во всю длину! О да-а, как же классно ощущать, как от быстрого трения она вся нагревается, становится податливой, мягкой, а кто-то под тобой уже стонет и отклячивает попку в сторону твоего члена. И тогда улыбка удовольствия появляется на моём лице: вот оно, покорилась кобылка своему жеребцу, и теперь самое время выбить из неё все силы и выжать все соки! Я начинаю безжалостно трахать её, а её же стоны вторят моему желанию и просят большего! Повсюду разносятся шлепки, мой член снуёт в дырочке туда-сюда с молниеносной скоростью, а я наслаждаюсь победой и тем, что владею, трахаю эту своенравную сучку!

Внезапно я услышал последние слова Марка буквально над собой, а в следующий момент почувствовал, как мою голову властно поворачивают назад. Я открыл глаза, а в мой рот погрузился член Марка. Не успев даже посопротивляться, я был насажен полностью всем ртом на его здоровый агрегат. Подбородком я почувствовал тёплые и мокрые яйца, а нос упёрся в жёсткие и тёмные волосы на лобке.

— О да-а-а, именно вот такой ротик должен быть у своенравной, но покорённой сучки… Голос Марка звучал довольно и по-хозяйски.

Он перекинул одну ногу через спинку дивана, устроился поудобнее и стал иметь мой рот с такой же небрежностью, с которой он взял меня в туалете несколько часов назад. Я давился его членом, слюна заполняла всё пространство во рту и её излишки капали мне на подбородок и грудь. Как же нагло и ловко он сумел взять обе мои дырочки, и как я легко позволил ему сделать это! Да, я этого просто хотел. И хочу сейчас очень сильно. Я стал натирать сквозь брюки свой член одной рукой и гладить задницу Марка другой, от чего он гортанно задышал и стал делать более медленные, но не менее сильные движения членом.

— Какая шаловливая сучка! Не так быстро! Он оттянул меня от своего члена, так как я успел уже присосаться к нему. Я смотрел затуманенным взглядом вожделения на его мокрую головку, венки вдоль ствола и большие яйца, наполняющиеся сладкой спермой…

— Вот-вот, малышка, тебе он больше понравится в другой твоей дырочке!

Марк стал расстёгивать мои брюки, под которыми уже вздыбился член, а я, использовав момент, снова схватил его член в ротик и стал медленно посасывать, смакуя его солоноватый вкус и мысленно балдея от размеров головки и венок на его стволе. Марк добрался до моего члена, и первые наглые прикосновения к нему и моим яичкам заставили меня простонать от удовольствия. Он массировал мои тестикулы и под ними, а я выпустил его член изо рта и, закатив глазки, стал тяжело дышать. И вот его пальцы стали спускаться от моих яичек в сторону попки, джинсы мешали этому, и я спешно спустил их до самых щиколоток и вовсе снял, не желая прерывать это удовольствие. Тут же ладонь моего босса опустилась на мою попку и стала её массажировать круговыми движениями.

Я закинул головку назад от удовольствия и поднял раздвинутые ноги, открывая свою дырочку таким сладким и мучительным ласкам. Марк сплюнул на ладонь, и теперь его вязкая слюна растиралась им же по моему анусу, а я всё поскуливал, желая большего. Желая его его большого члена внутри меня по самые яйца. Он неожиданно и резко запустил в меня два пальца, от чего я выгнулся дугой и раскрыл от нахлынувшего в попку жара. Усмешка — и пальцы начали двигаться во мне, заставляя терять над своим телом хоть какие-то остатки контроля. Я превратился в одну сплошную дырку, которая текла остатками утренней и дневной спермы, слюной Марка и желанием быть оттраханной.

Вдоволь наигравшись с моей попкой, Шеппел властно приказал: — Поворачивайся попкой, сучка. Сейчас я натяну твою сладкую дырочку на мой хер!

Я послушно перевернулся, встал на коленки и опёрся на кожаную ткань дивана локтями, призывно отклячив попку. Босс взял меня за половинки задницы и сильно сжал их, потом пару раз шлёпнул, отвешивая похотливые комплименты ей. Я обернулся и с вожделением смотрел на то, как его член, массивный, надутый, с большой красной головкой, всё ближе к заветной цели. Видя моё нетерпение, Шеппел стал меня дразнить: он водил кончиком своего члена вдоль моей дырочки, надавливал на неё, но не входил даже на миллиметр, бил своим членом мне по попке, по дырочке и по яичкам, а я только постанывал.

Наконец я выдавил из себя хриплым, замученным голосом: — Трахни меня скорее, я уже не могу терпеть! И в тот же момент он схватил меня за плечо, надавил вниз, так что я упёрся лицом в сидение дивана, и навалившись всем весом, в одно движение вошёл в меня по самые яйца.

От удовольствия я поджал ноги и застонал, а Шеппел сильно выдохнул и сказал: — Чёрт, твоя задница — это лучший отдых в понедельник!

Он устроился во мне получше, жёсткие волосы на его лобке и яйцах приятно щекотали мою выбритую кожу. Вторая рука легла мне на плечи, теперь я был покорённой сукой у сильного кобеля. Словно ощутив это, Шеппел начал властно иметь меня, делая сильные, глубокие и длинные удары членом. Послышались громкие шлепки промежности босса о мою попку, что только возбуждало меня еще больше. О, ничто не может сравниться с тем, когда тебя имеют раком, твоя попка абсолютно полностью открыта и принимает в себя весь член, а ты просишь еще и еще. Вновь вздутые венки на члене Марка ласкали стенки моего ануса, а толстая головка мучила мою простату.

Тягучее томление просыпалось внизу моего живота по мере того, как мой босс яростно трахал меня. И я знал, что это приближение сладкого оргазма, но я хотел, чтобы это ощущение росло не прекращаясь. Шеппел схватил меня за задницу и стал размереннее двигаться. Он сжимал мои ягодицы вновь и пошлёпывал их, явно смакуя вид своего члена, снующего в дырочке туда-сюда. Темп, который сходу взял Марк, понемногу измотал его, и наконец он перешёл к медленным и длинным ударам в мою попку. Он полностью вынимал из меня член и потом бесцеременно входил в меня тут же на всю длину. Моя дырочка была так растянута, что легко впускала в себя его здоровую дубину и с похабным хлюпанием выпускала. Хеммел вышел из меня и приказал лечь на живот, что я с удовольствием и сделал. Теперь мои ягодицы плотнее закрывали дырочку, и члену было труднее в ней двигаться.

— Отли-и-ично… Теперь ты как будто девственница, и я лишаю твой зад невинности!

С этими словами Марк посильнее вставил свой член в меня. Я выгнулся от удовольствия и закинул голову назад. Он схватил меня за волосы и стал трахать с прежним, диким темпом, а я только и мог раскрывать рот и закатывать глаза в экстазе. Но всякому удовольствию приходит конец: плотное колечко моего ануса так жадно обхватывало член Марка, что тот не смог долго держаться. Я услышал гортанный стон, и мощная, горячая струя спермы залила меня изнутри. О, это всегда так обалденно чувствовать, как в твоей попке дёргается в спазмах член и всё пространство заполняет сладкая сперма… Большие яйца моего босса с каждым выстрелом опустошались в меня, а я застыл и наслаждался этим оргазмом. Наконец Марк сделал последнее движение и остановился, тяжело дыша. Затем он медленно вышел из меня, и вдогонку его члену попка ответила струйкой семени. Мне было хорошо, хоть я и не кончил вовсе — просто хотелось лежать и ощущать жжение и сперму в попке, своё положение оттраханной дырки.

— Эдак ты мне всё тут зальёшь! На вот, сохранишь мой «крем», полакомишься потом! Марк что-то взял со стола, и тут же я ощутил холод металла в своей дырочке, проникновение в неё чего-то толстого, что плотно закрыло выход из неё.

— Вот так вот, детка! Такой попкой можно завоевать целый мир! — гоготнул Марк после того, как закупорил мою выебанную дырочку. — Дома посмотришь на мой подарок! Сейчас не трогай и не доставай.

Я послушно угукнул и стал одеваться, пока Шеппел довольно сидел на своём кресле, даже не утруждаясь одеваться и прятать в трусы свой член. Мда, а он был воистину хорош: длинный и пропорционально толстый, с плотной головкой и весь испещрён венками. И он продолжал стоять, хоть уже и не так твёрдо. По всему стволу аппетитно размазалась сперма, и я почти облизывался при её виде.

— Хе-хе, аппетит приходит во время еды? Слишком много белка — это тоже вредно, малыш.

— Я не… не думал я об этом, мистер Ше…

— Да-да, можешь не продолжать! Ну что, я думаю, нам пора готовиться к новому рабочему дню? Делу время, а потехе час, и этот час, каким бы классным он не был, увы, подошёл к концу.

— Тогда я пойду, мистер Шеппел?

— Конечно, зайка. Завтра только будь во время на работе!

— Да, мистер Шеппел.

— Ну ступай. Только попкой сильно не верти, а то прям у дверей оттрахаю! — громко засмеялся босс и повелительно проводил меня рукой в сторону выхода.

Неудобный предмет мешал идти свободно, поэтому я неспеша поплёлся к выходу, но за дверями не стал даже думать о том, чтобы вытащить его из попки. Интрига всё-таки. Пока я получал порции жирной спермы босса в свою попку, рабочий день успел закончиться, и весь офис благополучно сбежал домой переживать стресс от первого трудового подвига после выходных. Спасибо Шеппелу и его конской выносливости, иначе мне бы пришлось ковылять через весь офис к своему столу, а потом снова бороться с желанием и ощущением пробки внутри меня. Быстренько я добрался до подземного гаража и через 10 минут уже ехал к себе домой.

Вечерний город был каким-то задумчивым и тихим, словно он специально приглушил все свои звуки, чтобы я остался наедине со своими мыслями и ощущениями. К ощущениям я уже привык, благодаря сегодняшнему секс-марафону на работе, а вот мысли мои как приливы накатывали на меня. Как так получилось, что меня дважды трахнул мужик, причём был этим мужиком мой босс? Все уже, небось, знают, зачем вызвал он меня к себе? И как я мог поддаться на такой секс? Ну ладно трансы — они женственные, с ними секс приятен, и мне всегда была отвратительна мысль о сексе с мужчиной, хотя я не меньше мечтал о члене в своей заднице.

Получается, что не так уж я и против, если меня трахнет мужчина! Вот так дела! За несколько дней лишился девственности с «заднего хода» и стал голубым! Да ну, нафиг! Просто не могу устоять против хорошего члена. А у Шеппела не член, а произведение искусства! Ради такого можно и мужику дать, наверно. Иначе потом жалеть сто раз будешь. Хм, жалеть… У меня же Шемма, я же должен быть ей верен… Хотя она сама хороша! Так подставила меня с этой вибро-пробкой! Чёрт! Мысли меня завели так далеко, что я чуть не врубился в зад едущей впереди машины. Я огляделся и понял, что находился в полуквартале от дома. Вот и отлично, отдых, отдых, о-о-отдых!

Ввалившись в квартиру, я первым делом отправился в ванную, где осторожно достал из попки импровизированную «пробку» и с удовольствием проглотил всё, чем меня угостил на диване Марк. Затем я полез в душ, где надеялся смыть горячей водой всю усталость и суету мыслей из моей головы. Вода ласкала мою голую кожу, что немного возбуждало. Из приятного забытья меня словно вытянул в реальность звонок по городскому, когда я уже почти выбрался из душа. Звонила Шемма.

— Алло.

— Ну и какого хрена?

— Что, прости?

— Какого хрена ты весь день где-то пропадаешь???

— Милая, я был на работе вообще-то…

— Весь день в толчке на работе провёл что ли?

— Нет… я просто задержался там… и всё.

— Что-то мне не нравится твой неуверенный тон! Говори правду!

— Я тебе её и говорю: после нашей встречи я ушёл в туалет — удержаться же не мог, сама понимаешь. А потом весь день работал и сейчас только вернулся домой. Ты меня чуть ли не в душе своим звонком застала, я весь мокрый еще.

— Туалет, работа, душ, мокрый — что за лепет детский! Аж раздражает!

— Прости, но не ты ли меня вынудила? Если б не твои игры с вибратором и одеждой, всё бы было хорошо!

— Ты кого тут еще обвиняешь? Чего разнылся как ребёнок?

— Да знаешь что!

— Ну и что же? В её голосе звучала унизительная насмешка.

— Да пошла ты!…

И я со злостью бросил трубку, от чего телефонная база ответила хрустом каких-то внутренних деталей.

Вот ведь дрянь! Подставила меня, я из-за неё дал себя выебать самым натуральным образом, да ещё и два раза! А теперь звонит мне, орёт на меня и насмехается! Пошла ты два раза!!!

Ярости и негодованию моим не было предела. Я ходил по комнате взад-вперёд, чертыхался и тряс руками, будто какой-нибудь Отелло. Наконец я утих и решил лечь спать, потому как сегодняшние события в конец измотали меня. Хотя и спалось мне паршиво: образы секса с начальником, Шеммой, злоба на неё из-за звонка — всё это перемешалось в моём засыпающем сознании в бессвязный поток картинок, звуков и прочей ерунды. Выспаться и отдохнуть мне так и не удалось, да и заснул я в мучениях только в середине ночи.

Новый день меня встретил сообразно моему настроению: фронт серых облаков неотступно двигался в моём направлении, грозясь еще к обеду накрыть всё небо противным дождевым куполом. Солнце было скрыто за ними, что никак не внушало желания вообще выбираться из кровати, видеть кислые лица прохожих, коллег и довольное лицо Марка. Хотя довольный член Марка я бы понаблюдал с удовольствием… Стоп, что за мысли! Встряхнув головой, чтобы отбросить от себя всяческие пошлости, которые уже зарождались у меня в голове, я начал сборы на работу. Однако удивительные вещи с людьми творит погода: я словно на автомате собрался, вышел из дому, доехал до работы и, уже только сев в рабочее кресло, вдруг вернулся из забытья в реальность. Оставалось еще боязливо поозираться по сторонам и спросить у соседей «Какой сегодня год?», чтобы окончательно дополнить картину моего «путешествия во времени».

Уж настолько мне это показалось похожим на временной скачок: я дома, потом — хоп! — и я на работе. И тут же я пожалел, что мой «скачок» оказался не таким продолжительным: передо мной были скучные, рутинные задания, которые грозились перерости в неподъёмный ком, если я и дальше буду трахаться в туалете, например, а еще меня пугал и манил вход в кабинет Марка, и не было не единой мысли, которая могла бы меня отвлечь от этого. Работа вновь не ладилась как и вчера: я боролся со скукой, возбуждением и грудой бумажек. Изредка и мельком глаза я замечал, что вокруг входа в кабинет босса происходит какое-то движение, но его самого не видел весь день. Секунды складывались в минуты, минуты не хотя — в часы, и рабочий день тягучей нугой подошёл к концу, а я не сделал и половины своей суточной нормы.

Наблюдая такое, я был вынужден принять не самое приятное решение: буду сидеть до поздна, раз дома делать нечего, а с Шеммой и вовсе видеться не хотелось. Вновь я бросил взгляд на дверь кабинета босса: вечерний полумрак и пустота нашего большого офиса словно выделяли во всём многообразии цветов тонкую полоску света из-под двери. Он был еще на работе. С одной стороны, это была вдвойне порочная связь: он мой босс, и мы мужчины, между нами была гомосексуальная связь. Но с другой стороны… Я уже чуть ли не представлял, как вместо утреннего кофе он получает от меня утренний минет. Я сижу под его столом, в одной рубашке, сосу его классный член, а он занимается своими делами. Я облизываю его член, играю язычком с его головкой и уздечкой, перебираю пальчиками его волосатые яйца, которые заполняются сладкой спермой. И вот он уже не может больше терпеть, отклоняется назад, на спинку кресла, а я получаю порции жирной, горячей кончи на лицо, на грудь и в ротик… Вот эта другая сторона-а-а!…

Знакомые волны возбуждения стали накатывать на меня с небывалой силой, и я вспомнил, что так и не кончил после нашей последней встречи с Марком, хотя он меня здорово возбудил. Вновь перед глазами поплыли ужасно похабные образы секса с боссом, голова пошла кругом от пережитого удовольствия. Я закусил губу от возникнувшей как вспышка мысли. Нет-нет, так же нельзя! Хотя именно так и хочется, чёрт бы меня побрал! Я огляделся по сторонам, вновь взглянул на дверь в кабинет Марка, вздохнул, зажмурился и решился! Была, не была — в конце концов, я ж не голый туда к нему иду, кто подумает что-то плохое? Я несмело встал и так же несмело, оглядываясь, поплёлся к вожделенной цели. Дверь чуть скрипнула, и в дальней части офиса я увидел его владельца.

— О, вот кого не ждал так поздно сегодня! Проходи скорей! Смелости ни капли не прибавилось, и я еле слышно вошёл, стал топтаться у двери, ожидая слов или действий Марка.

— Давай, давай, не стесняйся! Вчера под конец ты вообще не знал, что можно стесняться, я ведь прав? Хе-хе!

— Простите, сэр. Вчера на меня что-то нашло…

— Вчера в тебя что-то вошло, малыш!

— Я… да, сэр…

— Ох и не поздоровится же тебе, если и в третий раз «сэром» назовёшь…

— Ой, я как-то забыл, право слово…

— Ничего, бывает! Давай-ка заходи в комнату для гостей, чтобы стены лишнего не услышали — им было что послушать уже вчера, ха-ха!

Я послушно прошёл туда, куда указывал рукой Марк, остановившись в проходе в небольшую комнату справа от его стола.

— Прекращай стесняться. Это к лицу только на первом свидании!

С этими словами Марк отвесил моей попке смачный шлепок и сжал её через ткань одежды. Это было как сигнал к действию. Моё лицо зардело краской смущения и возбуждения. Только босс успел закрыть за собой дверь, как я упал перед ним на колени и провёл языком через брюки по отчётливо стоящему члену. Я посмотрел вверх и увидел довольное лицо Марка, который, не говоря ничего, стал ласкать мой затылок одной рукой, а другой расстёгивать ремень и зиппер на брюках. И вновь перед моим лицом возник этот волшебный член. Он крепко стоял, из раскрытой головки чуть выделялась капелька смазки, а всё его напряжение, все набухшие вены говорили только о самом диком и разнузданном сексе. Я вдохнул носом его запах и чуть не закатил глаза от удовольствия. Скорее, словно кто-то хотел его у меня отобрать, я схватил член своим ртом, почувствовав солёный привкус головки. Оттянув кожицу на стволе назад, я стал ритмично насаживать ротик на член Марка, успевая иногда облизывать его яйца и дрочить ему. Довольные стоны всё учащались, и я с нетерпением ждал первой струи спермы в своё горло, но…

— Нет-нет, кончать в твою попку намного приятнее, зайка. Босс отстранил меня от себя и кивнул на журнальный столик в центре комнаты. — Ты себе не представляешь, как на нём удобно лежать. На спине, естественно.

Нехотя я всё же оторвался от члена Марка и отправился к этому столику, попутно снимая с себя одежду. Приятная и холодная гладь столешницы коснулась моей спины, по бёдрам тут же побежали мурашки, а член еще сильнее выпрямился, покоясь на моем животике.

— М-м-м, картина, достойная пера! Ну, или хорошего члена!

Марк опустился на колени передо мной, его член и мою попку отделяли какие-то сантиметры, отсутствия которых мне бы хотелось сейчас больше всего на свете. Мои ноги уже покоились на плечах босса, когда он, жадно смотря мне в глаза, направил свой член в мою дырочку. Головка встретила естественную преграду в виде сфинктера, но последний, словно своему старинному знакомому, радушно раскрылся и пропустил член на всю длину, вплоть до яиц. Я довольно вздохнул и закатил глаза: вот оно, то самое невероятное ощущение первого проникновения члена в твою жаждущую попку, и оно свершилось, я был взят своим боссом и был в восторге от этого. Марк трахал меня размеренно, но глубокими движениями, а я, отдавшись всецело наслаждению, закинул голову назад, закрыл глаза и постанывал в знак одобрения. Комната стала наполняться привычными, но такими сладкими звуками шлепков и хлюпания моей дырочки. Я ощущал себя как никогда сладко и не хотел, чтобы эти мгновения вообще когда-нибудь заканчивались.

Головка члена Марка усердно буравила мой анус, лаская простату, и внизу росла медленная волна будущего оргазма, которая охватывала мои бёдра, поясницу и живот, заставляя громче стонать. Вдруг моего полураскрытого рта что-то коснулось. Я открыл глаза и, не успев ничего понять, тут же принял здоровый чёрный член чуть ли во всю длину! Я широко раскрыл глаза, в которых только и читались, что удивление и страх, что-то стал мычать, пока во рту начинал сновать незнакомый мне член.

— Ну-ну, не ёрзай и сможешь тогда весь член заглотить, малыш! Познакомься теперь с его владельцем. Мистер Карвер, мой хороший товарищ и партнёр. Ты же знаешь, что партнёрам следует делиться друг с другом? Как же я не мог с ним поделиться такой сладостью, ха-хах!

— Да, детка, я обещаю, что я буду с тобой столь же ласков, что и старина Марк. Открой ротик пошире.

Голос незнакомца был низким, а взгляд и улыбка всё такими же хищными. Словно зверь-охотник облизывается над пойманной добычей. И я действительно был пойман и насажен на «вертел»: с одной стороны меня уже долбил Марк, а с другой здоровый член негра наконец погрузился в мой ротик на всю длину. На лицо легли большие и мокрые от пота яйца, я вдыхал их аромат — смесь возбуждения и мужского запаха, туалетной воды и смазки. Словно наркоз, этот запах стал окунать меня в забытье возбуждения. Я закатил глаза, застонал и стал притягивать к себе негра за бёдра — так я хотел быть оттраханным двумя большими членами.

— Вот так, малышка. Вот та-а-ак!

Мой босс и мистер Карвер взяли сумасшедший ритм: моя попка хлюпала и чавкала не переставая, по моему лицу была размазана моя же собственная слюна, мой член прыгал на животе и брызгал смазкой весь готовый кончить. Но кончать стал не я. Первым в меня стал разряжаться Марк. Внизу живота меня приятно обожгло первыми струями горячей спермы. Марк глубоко вставил свой член и просто кончал, словно хотел оплодотворить свою самку. Над моим лицом задёргались бёдра Карвера, и ротик стал наполняться очень густой и терпкой спермой негра. Я мог видеть как сжимается колечко его ануса, и очередная порция выстреливала мне на язычок. Два горячих потока заливали меня с двух сторон. От удовольствия негр сильно сжал кожу на моих бёдрах и отпустил только тогда, когда последние капли спермы выплеснулись мне в ротик.

Затем оба моих трахателя вышли из меня осторожно, а я обессилев остался лежать на столике с запачканным слюной и спермой лицом и вытекающей спермой из попки. Член стоял как каменный, я потянул к нему руку и, сделав несколько фрикций, понял, что уже почти кончаю. Оргазма не надо было ждать долго, и струйки моей собственной спермы красивыми полосками легли мне на животик. Я постанывал от удовольствия, а Марк одобрительно похлопал мне по попке.

— Горяченькая штучка! А, Фил?

— О да, дружище! Кончал как школьник, честное слово! Ха-ха!

Я стеснительно лежал на столике и слушал пошлые комплименты в свой адрес, виновато улыбаясь.

— Зайка, иди, прими душ и оденься, а то у нас тут не Калифорния всё же.

— Да, спасибо, Марк.

Я встал и на чуть дрожащих ногах отправился в еще одну комнатку, которая и оказалась душевой. Там я принял освежающий душ, которые вернул мне потерянные после групповушки силы. Выйдя из кабинки душа, я стал оглядываться в поисках своей одежды, полагая, что она почему-то обязательно должна была здесь оказаться, но не нашёл ничего кроме обычного длинного полотенца, коим и воспользовался, чтобы отыскать всё же свои шмотки. Я вернулся обратно к моему боссу и его товарищу, которые уже потягивали виски с довольным видом и развалившись на креслах. Моей одежды я так и не нашёл, с чем и обратился к ним.

— Простите, тут где-то должны быть мои вещи…

— Ну да, посмотри там, в шкафу, малыш.

— А здесь нету ничего моего, какая-то женская одежда…

— Хе-хе, а ты думаешь, что она тебе не подойдёт?

Лицо Марка едва сдерживало довольную улыбку, а Фил во всю ухмылялся и мысленно одевал на меня все те вещички, которые я заметил в шкафу.

— Но… как я в этом появлюсь на людях? Мне же еще домой добираться…

— А, да брось ты! Какое «домой»? Вечер же только начинается, особенно — для тебя, хе-хе! Давай-ка надевай что-нибудь красивое и поедем вместе в клуб! Хорошенько там оттянемся! Да, дружище?

— А то, Марк! И про косметику не забудь, зайка. Ты ДОЛЖНА быть красивой сегодня!

Тот акцент на слове «должна» заставил ёкнуть моё сердце, а в горле, вперемешку со спермой Карвера, застрял ком. Как я появлюсь в женском на улице? Я же буду выглядеть как последний сумасшедший у всех на глазах!

Увидев моё смятение и страх, Фил неожиданно рассмеялся: — Ха-ха, минут десят назад видел точно такое же выражение лица, но потом всё было по-другому! Или ты уже забыла, Деми? Сказать, что я охренел — это ничего не сказать. ДЕМИ! Откуда он узнал? Откуда???

— О, не переживай, детка! Сандра любезно поделилась с нами событиями последних выходных, а поскольку она наша хорошая знакомая — мы как истинные ценители сладких дырочек не могли пройти мимо такой красотки как ты. Кстати, Сандра имеет хороший вкус в одежде — тебе будет попроще выбрать что-нибудь для себя, чтобы в клубе было что показать. Сандра, заходи!

Дверь в комнатку быстро отворилась, и перед нами предстала та самая красотка Сандра, которая была в гостях у Шеммы вместе с Наоми. Живо нахлынули воспоминания о прошлом уик-энде и сладких часах секса с тремя красотками-трансами.

— Привет, Деми! Ты чего еще не в сборах? Веселье не ждёт!

— Я… я… я не знаю, что надеть…

— О, я тебе с удовольствием помогу! Давай-ка начнём с белья… Марк, Фил, а ну-ка выйдите немедленно! Девочкам надо привести себя в порядок!

Мужчины послушно встали и улыбаясь вышли из комнатки, а Сандра начала копаться в шкафу. После непродолжительных поисков она извлекла комплект тёмносинего кружевного белья и показала мне. Не дожидаясь реакции, отложила в сторону найденное и продолжила поиски. Одно за одним были извлечены: тёмная и довольная короткая юбка, чулки в мелкую сеточку, белая атласная блузка и маленький платочек.

— Вот и нашли мы твой «боевой» костюм, красотка! Хах! Давай-ка, надевай всё, и мы на тебя полюбуемся!

Послушно я вновь стал облачаться в женское, как три дня назад. Мягкая, нежная ткань приятно ласкала обритую кожу, и я не чувствовал дискомфорта по поводу того, что я надеваю всё-таки не мужскую одежду. Наконец я всё надел, Сандра повязала платочек на моей шее, отошла, чтобы оценить получившееся и с удовольствием прихлопнула в ладоши.

— Ай, какая красотка! Дали б мне только полчасика, я бы насладилась тобой… Ну, а теперь — косметика, боевой раскрас под боевой костюм!

И перед моим лицом замелькали всяческие косметические принадлежности, я чувствовал приятный женский запах от макияжа и хотел уже скорее увидеть результат, но Сандра не спешила, а всё трудилась и трудилась. Закончив раскрашивать меня, она открыла дверцу шкафа, на которой висело зеркало в полный человеческий рост и показала мне то, что из меня получилось. На меня смотрела обалденная красотка, которую хотелось раздеть и поскорее трахнуть. Юбочка и чулки так и манили к моей попке, которая очень эффектно смотрелась и прямо просила члена. Я покрутился перед зеркалом и с удовольствием отметил, что без сомнений переспал бы с самим собой.

Затем я посмотрел на Сандру и так довольно ухмыльнулась: — Сейчас бы сюда еще парочку членов, и мы бы на тебе живого места не оставили, малышка!

— Я бы и сама не отказалась…

Как странно было говорить о себе как о женщине. Но это же и возбуждало очень сильно.

— Пойдём-ка, покажемся нашим кавалерам!

Мы вышли в кабинет Марка, и по похотливым взглядам мужчин можно было легко догадаться, что теми двумя членами они готовы быть хоть прямо сейчас.

— О да, это звезда вечера!

— Бесспорно, мужик! Всё внимание твоё, малышка!

Я подмигнула Марку и похотливо облизала губки, за что он в ответ подошёл ко мне и сильно сжал мою попку. Только и оставалось что простонать от удовольствия.

— Ух и ненасытная какая! Ну ничего, мы утолим твой голод приятным сюрпризом, детка!

— Каким еще сюрпризом?

— О, на то он и сюрприз, чтобы неожиданно оказаться у тебя в попке, хех!

— Тогда я согласна ждать его сколько угодно!

— Ну всё, мальчики-девочки! Покатили развлекаться!!!

До клуба мы доехали под весёлую музыку и с бокалами шампанского. Карвер во всю лапал меня и Сандру, а мы только с удовольствием ему подыгрывали. Автомобиль босса остановился у входа в «Мистраль», крупного и очень известного ночного клуба в нашем городе. Вокруг дверей уже толпились десятки всячески разодетых клабберов, которые еще надеялись проскользнуть в суматохе мимо охраны и попасть в вожделенный рай развлечений. Стоило мне ступить на землю после такой увеселительной поездки, как я поняла, что шампанское здорово дало мне в голову и напрочь расправилось с моей координацией. На моё счастье меня вовремя подхватил Карвер и, невозмутимо приложив руку на мою попку, повёл меня ко входу. Охрана так же невозмутимо проводила нас внутрь, стоило только Шеппелу весело поприветствовать одного из этих верзил.

Клуб встретил нас грохотом музыки и постоянно мелькающим ночным освещением, от чего у меня и вовсе пошла голова кругом. Мне нужно было привыкнуть к новым ощущениям, иначе всё грозило закончиться не так весело, как планировалось. Слава богу, мы быстро нашли вип-места и плюхнулись на мягкие диваны. Еще через несколько мгновений меня стало наконец-то отпускать. И тут я стала понимать, словно смотря со стороны, весь смысл происходящего! Я в полумраке была довольно привлекательной девушкой в совершенно откровенном наряде, была уже довольно пьяна и развязна в своём поведении. Я внаглую подмигивала в ответ на попадающиеся мужские взгляды, успевая оценивать, на сколько велико их хозяйство. И это меня возбуждало. И это мне нравилось, как бы ужасно это не выглядело для меня каких-нибудь несколько дней назад.

— Похоже, мы привели пчёлку в медовый рай. Верно, Деми?

— Ох, ну просто тут очень весело… Я и не думала, что ко мне будет столько внимания…

Ухмылочка Карвера и смешки Марка и Сандры заставили меня немного стесняться моих откровенных желаний и взглядов.

— Внимания много не бывает, детка! Главное, уметь им управлять и принимать его постепенно, в меру, так сказать.

— А разве так можно? Внимание же не может стоять в очереди или за дверью и ждать моего соизволения ему появиться…

— Крайне удачная метафора! Как раз подходит к нашему сюрпризу для тебя!

— О-о-о, я совсем про него забыла! Где же, где же он???

— Не так далеко, как тебе бы могло показаться, зайка. Сходи-ка, припудри носик, а мы как раз тебе этот сюрприз и приготовим. Сандра, не проводишь Деми?

— С радостью! А то тут такие голодные волки крутятся, что только отверни голову — в миг нашу овечку сцапают! Побежали, Деми, тут 5 секунд — и мы на месте!

Сандра чуть ли не заговорщицки подмигнула и потащила меня за руку куда-то в темноту залов, коридоров, лестниц. Мы в мгновение ока оказались в узковатом проходе, который был окутан полумраком, и тёмнорозовые стены, обклеенные старыми и новыми афишами, весьма симпатично создавали интимную обстановку. К тому же, и шум «клубняка» был тише, отдавая в ушах только ритмичными и характерными ударами бас-бочки.

— Ты заходи пока, а я отойду к барной стойке: кажется, там моя хорошая знакомая сидит, — сказала Сандра и упорхнула в сторону мелькающих огней и музыки.

Я зашла в уборную, которая встретила меня непривычно мягким, слабоватым светом. Как обычно: в одну сторону — раковины с зеркалами, в другую — кабинки. Вот только с кабинками было что-то неладно, всего одна была «оснащена» нормальной дверцей, а остальные сиротливо жалели о лучших временах. Кое-где дверцы просто не было, кое-где они были просто лишены замков. М-да, театр начинается с вешалки, а клуб — с туалета… Ну и фиг с ним, слава богу, хоть одна кабинка есть, чтоб не светить свои маленькие секреты первым встречным.

Я подошла к кабинке, открыла дверцу и оторопела: стенки небольшого помещеньеца были исписаны непристойностями, в некоторых местах эти непристойности были изображены в графической «наскальной живописи» со всеми генитальными подробностями. Казалось, что я попала в кунст-камеру пошлости — оставалось еще измазать всё вокруг спермой для полноценной картины. По бокам кабинки, в стенках из дерева были отчётливо видны дырки правильной, круглой формы, над которыми виднелись соответствующие надписи: «членоприёмник», «сосать отсюда» и прочие остроумные названия. Немного шокированная, я уселась на обод унитаза, чтобы справить нужду, но стоило мне только это сделать, как в уборную кто-то зашёл.

Уверенные шаги приближались именно к моей, единственной запирающейся кабинке. Кто-то дёрнул за ручку и, убедившись, что кабинка заперта, к моему страху зашёл в соседнюю! Тут никого не смущает, что в стенках такие дырки?! Я поспешила собираться, чтобы не стать свидетельницей того, чего я ожидала увидеть, но чуть запуталась в трусиках, что меня немного задержало. Пока я ковырялась в белье, боковым зрением я заметила движение левой от меня кабинке: кто-то уже собирался приступить к делу, надо было поторапливаться! И тут я услышала звук зиппера, немного возни с одеждой — и в дырку вполне уверенно просунулся мужской член!

Он был ещё довольно вялым, но уже начинал мелко пульсировать и приподниматься, а я только и могла делать, что смотреть на него — то ли с ужасом, то ли с интересом разглядывая. Несмело, наконец-таки, я решила прикоснуться к нему и протянула руку. Осторожно, будто пытаясь спугнуть, я провела указательным пальцем по стволу от основания к головке, на что член ответил мне подрагиванием и стал еще быстрее расти в размерах. Он был не очень длинным, но довольно аккуратным и толстеньким. Его удобные, комфортные размеры и вид заставили взять за головку двумя пальчиками и оттянуть крайнюю плоть назад, оголяя нежную кожицу головки. Член почти встал в боевую стойку, а за стенкой послышался слабый вздох удовольствия.

Последнее меня словно подстегнула, и я, не контролируя себя, опустилас на коленки перед стенкой, оттянула кожу на члене назад до предела и схватила его ротиком. М-м-м, каков же он был на вкус! Он был чуть солоноват, был чуть мягким, но под этой мягкостью уже чувствовалась твёрдость и горячность. Незнакомец вздохнул еще громче и слаще, а я принялась делать ему минет. Я заглотила весь его небольшой член и упёрлась носиком прямо в его промежность. Подержав немного член в своём горле, я освободила его и стала нежно дрочить, облизывая и посасывая яички. Вновь заглотила полностью и стала играть с ним язычком столько, сколько могла выдержать. Мне нравилось уделять полностью внимание только члену, не видя его владельца. Словно это была живой дилдо, такой сладкий и манящий своим запахом и вкусом. Я всё продолжала играться с членом, дразня незнакомца: то энергично дрочила его, то нежно обсасывала головку и щекотала уздечку кончиком язычка.

Вдруг из соседней кабинки послышались знакомые звуки. Я обернулась на них и увидела в соседней дырке еще один член! Ух, чтоб меня! Этот член принадлежал негру, и он мог точно им похвалиться в кровати: это был чёрный зверь, с бледносиневатой головкой, которая по диаметру была гораздо толще ствола, хотя последний был толстым и жилистым. Казалось, в этой кабинке встретились Давид, Голиаф и я, между ними. Меня сильно потянуло к этому члену. Не отпуская из одной руки один член, я принялась дрочить и сосать второй. На вкус он был терпким и пряным. Я оттянула кожицу с головки и стала смачно отсасывать негру, который напряжённо прошептал за стенкой «О да, детка, вот так…»

Я сидела между двумя дырками с членами и по очереди уделяла им внимание своим ротиком. Я ловила кайф от происходящего и чувствовала себя какой-нибудь местной шлюшкой-нимфоманкой, для которой специально придумали эту кабинку с дырками. Наконец я словно почувствовала, что оба незнакомца буквально одновременно готовы кончить. Отстранившись от члена негра, я села на коленки посреди кабинки и стала быстро дрочить обеими руками. Стоны слева и справа предвещали душ из горячей спермы, и я не хотела ни на секунду откладывать это удовольствие. И вот, первым в меня выстрелил член слева, попав струйкой на лицо, а затем к нему присоединился и второй член, шлёпнув мне увесистую порцию на грудь и шею. Я с наслаждением выдаивала их, и они щедро поливали меня с обеих сторон. Наконец сладкие потоки иссякли, и я жадно стала слизывать остатки спермы с членов. Сперма была густой и ароматной: видно, мальчики решили воздерживаться ради сегодняшнего дня. Так даже лучше: люблю такую сперму.

Вдоволь наигравшись с ними, я выпустила их из рук, и они тут же исчезли в безмолвную тишину. Не успела я и огорчиться столь невежливому поведению, как их места чуть ли не синхронно заняли еще два члена! Чёрт, там уже что ли очередь?! Не до конца осознавая это, я будто по инерции взялась за два новых прибора и начала их надрачивать до состояния крепкого стояка. От продолжения «банкета» я стала здорово возбуждаться, а последующие минеты новым незнакомцам и вовсе вскружили мою пьяную голову. Я всё еще была без трусиков, скинуть их окончательно с себя не составило много труда. Во время одного из минетов я смачно сплюнула вязкой слюны себе на свободную ладонь и обильно смазала свою истосковавшуюся по траху дырочку.

«Не дай бог, эти двое последние — я ужасно хочу трахаться!» — только и мелькнуло в моей голове, когда я встала раком перед одной из дырок. Смазав остатками слюны ствол члена, я направила его прямиком в свой анус. Только стоило головке проникнуть в мокрый и разгорячённый проход, как его владелец надавил со всей силы и в одно мгновение оказался во мне по самые яйца. Я издала сдавленный вздох и стала насаживаться на сладкий и твёрдый хуй. Он взял неплохой темп, и я, закатив глаза от удовольствия, полностью отдалась ему, жадно обсасывая второй член. По всей уборной стали раздаваться хлюпания члена в заднице и лёгкие удары промежностью о стенки кабинки.

«О, бля, хороша задница!» — мой трахатель явно одобрил попку, а в ответ из-за кабинки раздались такие же одобрительные возгласы и аплодисменты. «Да их тут целое море!» — внезапная мысль пролетела в моей голове и отдалась внизу живота жаром возбуждения. Я резко стала отсасывать один член и насаживаться на другой. Я хотела все эти члены — сейчас и сразу! Мой стон выдал моё удовольствие, что не могли не прокомментировать: «Смотрите, парни, девке-то нравится!» Мне больше, чем просто нравилось. Я сгорала от нетерпения получить все их члены, всю их сперму в себя!

«Сука, кончаю!» — и мне в ротик ударила горячая струя, которую я с великим удовольствием тут же проглотила, освободив место для следующей порции. Пока я принимала первую сперму за сегодняшний длинный вечер, второй парень импульсивно задёргался и стал кончать в мою попку. Снова меня заполняли с двух сторон как голодную сучку. И мне снова это нравилось, с неменьшей силой. Сзади послышался громкий вздох, и в последний раз член погрузился в меня, очевидно, выстреливая крайний раз. Затем из меня аккуратно вышли, а перед лицом уже болтался толстенький, полувставший хуй. Опершись на край унитаза, я просто взяла головку в ротик и стала посасывать — в ответ член стал быстро и послушно вставать, накачиваться кровью и теплом.

По попке с нетерпением заелозила головка члена очередного моего трахателя, и я с удовольствием прислонила свою сочащуюся спермой дырочку к отверстию в стенке. Я почувствовала лёгкое натяжение, когда эта самая головка протиснулась через колечко ануса, а потом на меня накатила очередная тёплая волна, когда весь ствол, задевая простату, прошёл в меня до предела. Теперь я не помогала себе ни руками, ни движениями телом: два члена то синхронно, то вразнобой долбили меня в ротик и попку, а я только тихонько постанывала, желая еще большего погружения в мои дырочки этих сладких хуёв. Вновь первым стал разряжаться тот, кто трахал мой ротик: первая порция попала мне глубоко в горло, а затем и весь ротик стал заполняться тёплой кончёй…

Ах, этот солоноватый вкус, пряный запах и дёргающийся ствол, «выплёвывающий» очердное лакомство… Всё, яйца были опустошены, а я уже слизала все остатки с головки. Второй парень продолжал меня долбить, и я не могла не воспользоваться моментом. Быстренько соскочив с его члена, я принялась дрочить ему ручкой и жадно обсасывать головку. Эффекта долго ждать не надо было, и я уже наслаждалась очередной «глазурью», ровно покрывающей мой высунутый язычок и губки. Вычистив уже начинающий опадать член, я отпустила довольного незнакомца. Второе отверстие уже «ожидало» меня занятым… членом с запиской! Я не забыла приставить попку к другому отверстию, чтобы не заставлять ждать моих мальчиков, а сама развернула бумажку. На ней было написано: «Ну что, понравился наш сюрпризик? Как закончишь со мной и Карвером — выходи к нам на всеобщее обозрение, киска. Сандра».

Я обернулась назад и почувствовала попкой знакомый член негра: он только что вошёл в меня, и его массивные чёрные яйца мягко коснулись моей промежности.

— У-у-ух, а сзади-то ты еще лучше, малышка! Теперь понятно, чего это Марк не дал мне твой задок! — с этим словами Карвер сильно вышел и вновь вставил в меня свой член, а я только и смогла отозваться вздохом удовольствия и одобрения.

Передо мной уже стоял колом член Сандры — такой толстый и аппетитный. Казалось, что он отличается от мужских: он был каким-то ухоженным и как будто даже пах по-женски, но всё же это был самый настоящий член с самой настоящей спермой внутри самых настоящих и не самых маленьких яиц. Я ухватила его за основание, сильно оттянула назад кожу со ствола и оголила до предела головку. Сандра довольно простонала в ответ, а я стала щекотать язычком дырочку на головке и уздечку. Темп Карвера меня заводил всё больше и больше, простата была уже замучена не первым хуём и теперь каждое прикосновение к ней пульсировало у меня внизу животика. В полубеспамятстве я стала жадно обсасывать головку члена Сандры и подрачивать ей. Потом я ухватила её яйца ротиком — по очереди каждое — и стала играться ими, не забывая ласкать член рукою.

Такой интенсивный минет не мог пройти незамеченным: я слышала, как Сандра глубоко и громко задышала, поэтому медлить было нельзя. Я схватила ротиком красную головку её члена и стала яростно дрочить ствол. Послышался полувскрик-полувсхлип, и в лицо мне ударила горячая струйка. За ней быстро последовали вторая, третья, четвёртая — и вот уже половина моего лица, шея и волосы были политы тёплой и пряной глазурью… Последний выстрел и остатки спермы стали стекать из головки по моей руке. Я ухватилась вновь ротиком за неё и высосала остатки вкуснятинки, а затем стала вальяжно и не спеша собирать всё, чем одарила меня Сандра, со своего лица.

Сзади моё раздолбанное очко буравил Карвер, а я долизывала еще тёплую сперму со своей кожи. Наконец его движения стали более размашистыми и небыстрыми, а уже через секунду он вогнал в меня свой член по яйца и добавил своей «пряности» в тот «коктейль», который хлюпал в моей попке уже час с лишним. Хотя сколько бы в меня сегодня не кончали, каждый новый оргазм был не менее приятен, чем предыдующий, потому что каждый новый раз я ощущала новые спазмы члена внутри меня и новое тепло от накачивающей меня спермы… М-м-м, я могла бы подставлять свою задницу под члены вечно… И вот Карвер сделал последний удар, затем медленно вышел из меня…

Больше новых членов в дырках не появлялось, и я поняла, что пора выходить «в свет», так сказать. Опьянённая удовольствием и вкусом нескольких членов, я ничтоже сумняшеся распахнула дверь и самодовольно вышла из кабинки. «Вот она, ваша сладкая дырочка. Кто хочет еще спустить в неё пару галлонов?» — вот так примерно выглядел мой образ для тех, кто был в туалете и, очевидно, недавно пробовал меня и в ротик, и в попку. Лицо, руки, блузка, юбка — всё было в мокрых или чуть подсохших белых пятнах, из попки бесстыдно капала сперма или просто медленно текла по внутренней стороне бедра, член бугром выпирал вперёд, стеснённый юбкой. Единственное, что мне бы хотелось сейчас с самой собой сделать — это выебать еще раз.

— Ну, как тебе наш сюрприз, зайка? — проворковала Сандра.

— О лучшем вечере нельзя было и мечтать… — вальяжно протянула я.

— Хе-хе, лучшее — враг хорошего! Похоже, ты еще не получила истинно хорошего удовольствия!

Тут все присутствующие как по команде расступились передо мной, и я увидела какую-то конструкцию в виде пуфа, у основания которого были приделаны подобия оков. Пуф был довольно высокий и мягкий, а расположение «оков» сразу меня привело к догадке, для чего эта вещица тут. Мой член, не утрачивая твёрдости, призывно дёрнулся, и я уверенно подошла к незамысловатой конструкции. Я улеглась животиком на пуфик, мои руки и колени ловко поместили в оковы, и теперь я была словно перекинута через диван, выставив обе свои дырки на радость членам.

— Мальчики и девочки, второй тайм! — хохотнула Сандра и шлёпнула по задницам парочке стоявших рядом с ней парней, которые, надрачивая свои члены и чуть не облизываясь, отправились покорять закованную сучку.

Первый член влетел в меня неожиданно и глубоко, заставив выгнуться и открыть от удовольствия рот, который тут же был нанизан на второй агрегат. Меня стали брать быстро, жёстко и без раскачки. Хлюпания спермы в попке и шлепки тел друг о друга стали громко раздаваться по всему помещению. Я была натянута с обеих сторон крепкими хуями, а вокруг стояли и ждали своей очереди другие члены: толстые, тонкие, длинные, короткие, белые, розовые и чёрные. Некоторые грозно раскачивались, уже готовые меня поиметь. Некоторые яростно дрочились их владельцами и на глазах набирали свою боевую мощь. В воздухе стоял пряный запах спермы вперемешку с запахом пота. В мой носик отчаянно бился волосатый пах, а сзади по проторенной дорожке, минуя сладкое местечко простаты, поршнем двигался член, загоняя в меня сперму и одновременно выдавливая её из меня.

Я полностью погрузилась в ощущения, закрыв глаза. Я чувствовала себя одной большой дыркой, ёмкостью для горячей спермы. Члены сменялись один за другим и сзади, и спереди. Я потеряла счёт оргазмам, которые пульсировали в моей попке или выливались мне на лицо и в горло. Возможно, парни шли уже не по первому кругу, мне было плевать и хотелось еще и еще. Неожиданно толстые или длинные хуи выводили меня из этого транса, но их напор вновь заставлял меня плыть от удовольствия. Внизу животика ощущалось сильное томление: это простата была совсем измучена, но не могла наконец дать команду яичкам опорожниться. Казалось, это тепло растекается во все части моего тела и электризует его так, что я горю как факел, дымлю как вулкан в ожидании извержения…

И вот я в полубеспамятстве понимаю, что меня освобождают от кандалов, переворачивают на спинку и вновь с обеих сторон появляются очередные твёрдые члены, которые бесцеремонно погружаются в меня сразу, на всю свою длину. Теперь я чувствую, как прыгает и бьётся о мой животик мой же вздыбленный член, как шлёпаются по моему лицу мокрые от пота и слюны яйца, когда в очередной раз моё горло принимает ствол полностью…

Вновь томление внизу животика нагнетается с каждым новым членом, новым ударом и оргазмом внутри моей попки. Под яичками саднит, я сжимаю пальцами ткань пуфа и закатываю глаза от неземного удовольствия, пока наконец сильнейший спазм не заставляет сократиться мой раздолбанный анус вокруг очередного члена. Словно вторя ему мой членик выбрасывает длинную струю спермы мне на животик и грудь, а я выгибаюсь вперёд в немом стоне, вся покраснев, но не выпуская член изо рта. С каждым выстрелом я вся содрогаюсь и мычу. Мой ротик освобождают, и я наконец могу кричать от удовольствия, заливаемая собственной спермой. Второй член разряжается в меня и медленно выходит. Последние спазмы застают меня распластанной на пуфе и тяжело дышащей от самого яркого оргазма в моей жизни.

Продолжение следует.

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!