Игривая залупка

Игривая залупка

Понедельник. Утро. Как мерзко звучат эти два слова вместе и еще вот в такой ужасающей последовательности. Еще более противно становится, когда в твоём создании, как из котла с ядовитым зельем, медлено возникает слово «работа»…

Я проснулся от звука будильника на мобильном и ощутил, КАК же я не хочу никуда собираться и идти. Шемма нежно обнимала меня сзади, даря мне свою заботу и тепло, волнуя мои чувства прикосновениями тела, грудей и члена. Это была тёплая мука: как и вчера мне не хотелось прерывать её и одновременно я вожделел её соски во рту и её член в руке, а лучше — во рту и затем глубоко в попке. Нет, всё-таки за два дня она меня здорово изменила! Если я раньше просто испытывал какие-то смутные чувства относительно такого секса, то теперь я совершенно чётко знал, чего я хочу и с кем!

Хотел я секса и с Ней. Хотел теперь прямо сейчас.

Только я вознамерился прервать сон моей возлюбленной, как почувствовал, что по моему боку плавно скользит её ладонь вниз, к моей попке. Оказывается, Шемма проснулась и захотела раньше меня! Тем временем, её рука уже опустилась на мою ягодицу и плотно её сжала, чуть впившись коготками в кожу. В ответ я легонько простонал и услышал довольное хмыкание: в Шемме проснулась хищница, и мои дырочки — её добыча. Она просунула ладонь ниже и нащупала мои яички, взяла их и осторожно посжимала, вновь чуть царапая меня коготками. На такие ласки я с вожделением поднял ногу и выгнул спинку, давая её руке больше пространства и доступа к моим гениталиям. Теперь она уже без всяких нежностей, а грубо и властно массировала кожу под моими яичками, сами яички иногда сжимала, бралась за основание члена и тянула кожицу со ствола вниз. Моё дыхание участилось, и в голове билась всё сильнее единственная мысль: «Поласкай мою попку! Мою попку!», которая почти слетала с моих губ, но от удовольствия лишь превращалась в сбивчивое дыхание и непонятных шепоток.

Устав ласкать меня в такой позе, Шемма наконец повернула меня на спину, а сама так и осталась на боку. Сразу же она схватилась ротиком за мой сосочек и стала неистово его ласкать, одновременно подрачивая мой член. От такого напора и прилива приятных ощущений я застонал и выгнулся навстречу её губкам, а моя мучительница, тем временем, уже вдоволь наигравшись с сосками, быстро переместилась к моему члену. Она взяла в ротик головку и по-хозяйски оттянула вниз до предела кожицу на моём стволе. Шемма посасывала верх моего члена и массировала мои яички, разгоняя в них сперму. Я раздвинул пошире ноги, как бы приглашая её к моей заветной дырочке, но Шемма упорно игнорировала её.

Мои «страдания» без ласк попки стали ужасно мучительными, я стал постанывать и дрожать всем телом, находясь в жгучем ожидании того, когда же она хотя бы пальчиком прикоснётся к заветному бутончику ануса. Наконец она сжалилась надо мной и, не прекращая медленно сосать головку члена, спустилась чуть ниже пальчиками, под яички, и стала надавливать на дырочку одним пальчиком. По телу побежали волны мурашек, я себе не находил места от предвкушения еще большего удовольствия. Мне казалось, что во время минета Шемма ехидно и вредно улыбалась, издеваясь надо мной и доводя чуть ли не до истерики. Но что я мог сделать? Всем своим телом я уже почти насаживался на её пальчик, желая почувствовать наконец наполненность в попке.

И я её почувствовал. Шемма ловко вынула член изо рта, сплюнула вязкую слюну на ладонь, шлёпнула ею и её мокрым содержимым мне по дырочке и одним махом вошла в меня несколькими пальцами. Словно током мне в низ живота и спины ударило что-то неописуемое. Я прогнулся и громко простонал. Шемма же, никак не заботясь обо мне, начала сильными движениями разрабатывать мою попку. Она как будто хотела по локоть вставить в меня свою руку и сделать это прямо в эту секунду. Я закатил глаза, широко раскрыл рот и громко стонал, добавив к пошлым хлюпаниям моей попки свой голос.

— Чёрт, ты так стонешь, что я тебя сейчас зверски оттрахаю! — голос Шеммы наполнился властными нотами, — Оттрахаю и кончу так глубоко, как тебе никто и никогда не кончит!

С этими словами она вынула из меня одним резким движением свою кисть, моя попка похабно чмокнула, а я с усилием простонал. Шемма резко закинула вверх мои ноги и прижала их коленями к моей груди. Я оказался в позе какого-то эмбриона, а прямо перед её вздыбленным членом сжималась и разжималась моя дырочка, едва пришедшая в себя после безжалостного фистинга. И только стоило Шемме прижать головку ко входу в неё, как мощным движением таза толстый и жилистый член протолкнулся на всю свою длину по проторенному пути моей растраханной за выходные задницы. Мы одновременно выдохнули от удовольствия — всё, мы были глубоко соединены и доставляли истинное наслаждение друг другу. Шемма подобрала колени вперёд, плотнее прижалась ко мне — я до мурашек по спине чувствовал, как её член при каждом движении приятно давит на стеночки моего ануса.

Наконец она начала двигаться во мне, набрав сразу ударный темп. Я чувствовал приятную боль от каждого расширения попки от её массивного члена, от каждого бугорка на её стволе, проходящего вдоль моей прямой кишки, от каждого удара её лобка о мой таз — Шемма имела меня так, как я любил. Грубо. Глубоко. Как хозяйка. Словно чувствуя это, она схватила мои ноги за игры, обняла их крепко, навалилась еще больше на меня и с неистовой скоростью стала засаживать в меня свой большой член. При этом она ругалась и материлась как сумасшедшая:

— Получи, сучка, получи! Бля, я тебя выебу всю! Нравится, как я тебя имею в задницу? Нравится, шлюшка??? Погоди, ты у меня будешь каждый день и везде подо мной прогибаться! Будешь скакать на моём члене как последняя да-вал-ка!

На последнем слове Шемма акцентированно вогнала в меня член три раза, три громких шлепка раздались в комнате, а затем она остановилась, переводя дух. Не дав мне отдышаться от такого темпа, моя мучительница повернула мои ноги на бок и теперь готовилась меня трахать как бы сбоку. Я увидел, как вздымаются её груди, как она запыхалась и капельки пота проступили у неё на груди и лбу. Снова поджав мои ноги ко мне и зажав меня всего своими бёдрами, она оперлась на мою попку и стала методично трахать меня, делая длинные и глубокие удары. Её сиськи стали красиво колыхаться от сильных движений, а лицо выражало крайнюю степень удовольствия от того, что она сверху меня, она меня имеет как самец самку. Она облизывала губы, тяжело дышала и хищно улыбалась. Шемма сплюнула чуть на ладонь и тут же поднесла её к моему рту, дав слизать всё, а затем и вовсе вставила мне в ротик два пальца, чтобы я их пососал наподобие члена, чем я и занялся с большим энтузиазмом. Кажется, такой вид сильно возбудил её, и она, взяв свою грудь свободной рукой, стала всаживать в меня свой кол со страстью, будто это самец старается пробиться глубже в свою самку, чтобы залить в неё своё семя.

Наконец её темп достиг невероятной скорости, а моя попка просто стала гореть от такого яростного секса. В какой-то момент Шемма сильно вошла в меня и выгнулась дугой, закинув голову назад. Громкий хрип вырвался у неё из горла, а вместе с ним из её члена, глубоко во мне, ударила первая горячая струя. За ней были вторая, третья, четвёртая — Шемма вставляла в меня член и выбрасывала очередную порцию спермы в мою попку. Её когти с силой впились в моё тело, а она всё кончала и кончала, будто целые годы провела в воздержании. Моя попка горела от траха и приятное тепло растекалось по телу так же, как сперма внутри меня размазывалась членом по стеночкам ануса, проталкивалась головкой глубже в меня и вытекала горячими струйками. Я был на седьмом небе от счастья, еще даже не кончив.

Последние судороги оргазма застали Шемму почти лежащей на мне и глубоко дышащей мне в плечо. Уменьшившийся член с хлюпанием вышел из моей попки, и неудержавшаяся в ней сперма потекла под меня, образуя уже внушительное мокрое пятно. Моя трахательница чуть поднялась надо мной и стала целовать нежно мои губы:

— Попочка вся в сперме, а членик так и не кончил?

У-у-ух, эта ехидца в голоске!

— Да-а-а, очень хочет он кончить сейчас…

— Хе-хе, точно хочет?

С этими словами Шемма уставилась на меня и взяла мой член в кулачок. Сделала несколько сжиманий ладонью, и головка моего члена словно надулась от прилившей крови, потемнела и блеснула смазкой на кончике. Я тяжело задышал от прилива предоргазменных ощущений, но Шемма тут же ослабила хватку, хихикнула и сказала:

— Ну и пусть хочет дальше!

Я офигел от такого поворота событий, а она ловко схватила дилдо-пробку и воткнула её в меня на всю длину:

— Это тебе поиграться, малыш. Я побежала в душ — смывать утренние «грехи», а тебе хочется напомнить, что: а) твоё нижнее бельё девчонки прихватили с собой еще вчера, «на сувениры»; б) насколько я помню, рабочий день обычно начинается в 09-00, а сейчас аккурат 08-40…

Пункт «б» заставил меня подскочить и в суматохе начать сборы на работу. Бельё, чёрт! Без трусов идти что ли? Ну да, тогда яйца с членом себе сотру нафиг! Блин, а тут еще спермы полная задница — куда её мне? Идея, такая глупая и такая навязчивая, пришла сама собой. Я поглубже ввёл пробку в себя, чтобы кончик сильно не торчал, затем схватил чёрные трусики от моего вчерашнего наряда секретарши-сучки и поспешно натянул на себя. Плотная и одновременно эластичная ткань хорошо прижала пробку, но член и яички при этом постоянно норовили вывалиться в разные стороны. А-а-а, хрен с ним!

— Колготочки не забудь, цыпа! — рядом язвила Шемма.

— Не успею уже колготочки! — я изобразил недовольство моим нижним бельём.

— Ну тогда ты не впечатлишь своего босса сегодня! Ладно, я в душ, малышка, хе-хе!

Шемма ускакала в ванную, а я, чуть подтерев струйки спермы попавшимся под руку халатом, продолжил сборы на работу в режиме «суперсоник».

— Халатом сперму не вытирай, а то накажу!

А поздно уже, коза такая! Всё, сборы были окончены, и я, голодный по еде и оргазму, отправился вниз, к машине. При ходьбе пробка елозила в попке, доводя до зуда в ней и томной боли внизу живота. Я хотел кончить безумно! Хотел в очередной раз подставиться под член — уже всё равно чей, хоть мужской — и кончить, пока меня безбожно ебут. А потом еще и в ротик побольше спермы принять. Бляха, какая тут работа, коли мне так хочется!

Картинки групповухи с участием моих дырочек дружно сопровождали меня по пути на работу. Наверное, со стороны я выглядел как блаженный или юродивый какой-то — еще бы вот слюну пустить по подбородку, и образ был бы полный. Всё же кое-как я прибыл на работу, хоть и опоздал минут на пятнадцать. Никто не заметил — ну и классно! Теперь бы отработать быстрее этот проклятый понедельник и сбежать домой, а то я сейчас могу и соседу отсосать, а потом еще и попрыгать на его члене своим задом.

Бр-р-р, нафиг такие мысли! Работать! Таблицы расплываются перед глазами, как не концентрируй на них взгляд. Только что поймал себя на том, что неестественно много ёрзаю на стуле — пробка в попке так приятно давит на стеночки. Чуть не охнул, когда надавил неловким движением пробкой на простату — лишь только испариной покрылся и распустил чуть галстук. Душно. Хочется пить. Нет, трахаться хочется! Хочу вон тому сосать хер, а чтобы вон тот стянул с меня штаны с трусиками, вынул пробку и засадил в меня свой болт. О-о-ох, как же хорошо он по утренней «смазке» пойдёт! На всю длину одним махом в меня! И волосики с паха мне попку пощекочат… А я прогнусь посильнее и ротиком насажусь на член. Будут меня в два крепких члена иметь…

— Деймон! Деймон!

Негромкий окрик заставил меня резко подскочить, попка рефлекторно сжалась и неожиданно «проглотила» остатки пробки, погрузив её в меня всю.

— Что такое? Что случилось? — я завертел головой в поисках того, кто меня звал, хотя источник «шума» оказался в метрах двух от меня.

— К тебе тут пришли, парень. Ты чего такой как на пожаре? — Хэнк, специалист из соседней секции, которому я только что отсасывал в своих сумасшедших фантазиях, смотрел на меня недоумевающе, — В общем, приходи в себя, и иди к ресепшену. Там к тебе посетитель какой-то.

Я кое-как выслушал его и попытался собраться с мыслями, а потом, стараясь не делать резких движений, пошёл к стойке узнавать, кому я там еще понадобился… Каково же было моё изумление — Шемма! В бежевом, облегающем платье, которое только подчёркивало её соблазнительную смуглость кожи. Тёмные волосы, завитыми локонами спадающие ей на плечи. Налитые сладостью губы, к которым так и хочется прикоснуться своими… Я млел от её вида и не стеснялся этого, на что получил вознаграждение в виде игривой ухмылочки.

— Шемма, ты как узнала, где я работаю?

— Хе-хе, дорогой, нужно лучше запоминать то, что ты пишешь незнакомкам на сайтах знакомств.

— Блин, ладно — подловила меня! Но, что ты здесь делаешь-то?

— А вот тут-то как раз и начинается самое интересное, дорогуша… Помнишь, я тебя просила не вытираться моим халатиком?

— Э-э, ну помню… А что?

— А то, что ты прослушал как мою просьбу, так и то, что тебя ждёт суро-о-овая кара за пренебрежение ею…

— Шемма, что ты хочешь сказать? Я не понимаю…

Шемма, не обращая внимания на мои вопросы и недоумевающие жесты-взгляды, нырнула рукой в сумочку и извлекла оттуда что-то вроде брелоки, тыкнув этим мне почти прямо в нос и нажав какую-то кнопку на непонятном маленьком приборчике. В тот же самый миг я почувствовал, что дилдо в моей попке начинает расширятся во все стороны — мои ноги чуть подкосились от новых и сильных ощущений, внутри меня. Невольно, я чуть прикрыл глаза и закусил губу, чтобы не издать стона удовольствия.

— Вижу, что тебе нравится. И это вовсе не похоже на наказание, не так ли? Надо бы добавить к пытке немного динамики!

С этими словами Шемма вновь клацнула куда-то там по этой брелоке, и раздувшаяся во мне пробка стала слегка вибрировать. Это было как взрыв удовольствия в моей замученной попке! Мне казалось, что я теряю сознание от нахлынувших волн удовольствия и жуткого томления внизу живота и поясницы. Я был готов прямо тут же снять с себя одежду и дрочить до бурного семяизвержения. Во рту у меня пересохло, а глаза то и дело предательски прикрывались — весь мой вид просто говорил о моём предоргазменном полуобмороке. Еле передвигаясь на ногах, я из последних сил буквально поковылял прочь от Шеммы в ближайший мужской туалет. Вслед до меня доносились её злобненькие хихикания, что меня еще больше возбуждало.

В туалет я буквально ввалился, толкнув дверь со всех сил, которые у меня еще остались. Я не шёл, а буквально полз к заветной пустой кабинке. На лбу выступила испарина, было трудно дышать, а внизу пробка-вибратор исправно буравила мою попку, дразня простату. Член ужасно болел, и я хотел лишь одного: кончить во что бы то ни стало!

Судорожно я закрыл за собой дверцу, кое-как справился с щеколдой и стал дрожащими от желания руками расстёгивать ремень и ширинку на брюках. Всё, наконец-то! Я обхватил потной рукой такой же вспотевший и горячий член и ощутил в его основании, в яйцах тяжелое, томящееся ощущение, будто вся сперма скопилась там и только последний барьер отделяет её от фонтана наружу. Я закинул голову назад, опёрся свободной рукой о стенку кабинки и стал неистово дрочить. Взрыва долго ждать не пришлось: первые же спазмы внизу живота заставили меня громко охнуть и застонать, а по руке полилась горячая лава из спермы. Каждая струйка сопровождалась сильным сокращением дырочки, которая то плотно обхватывала пробку, то предельно широко разжималась. Каждый такой спазм будто молнией проходил вдоль моего тела, заканчиваясь в немеющих ногах. Я не мог контролировать себя и сотрясался вместе с очередным выплеском спермы из члена. Наконец мои яйца полностью опустошились и я сполз на колени, обессиленный и задыхающийся. Животом и грудью я упёрся на закрытую крышку и бак унитаза, заляпанные моей спермой. Моя попка нервно продолжала сокращаться и приятное ощущение тесноты в ней заставляло подрагивать мои ягодицы и ноги. Наконец с похабным хлюпанием пробка выскочила из меня, упала на кафель, продолжая жужжать и извиваться, и из попки неконтролируемой струйкой на брюки и женские трусики потекла утренняя сперма Шеммы.

Я был в сладком забытье и не замечал ничего, что бы могло происходить вокруг меня. Было приятно «прислушиваться» к ощущениям, которые наполняли моё тело и отзывались в сознании. Я чувствовал сквозь рубашку холод от обода толчка и мокрые пятна своей спермы, чувствовал её на лице и хотел слизывать, но не хватало сил даже на то, чтобы просто пошевелиться. Я чувствовал, как широко раскрыта моя дырочка и прохладный воздух дразнит её мокрую от спермы Шеммы поверхность. Я чувствовал боль от напряжения в ногах, которые больше не могли меня держать, и я постепенно оседал попкой на пол, погружаясь в свои брюки, вновь заляпанные спермой. Мне было безумно хорошо, и ничего на свете не заботило.

Мне было хорошо, и я бы не обратил внимания на то, что в туалете кто-то кроме меня уже мог быть. Не обратил бы внимания на то, что дверь в туалет могла бы еле слышно скрипнуть и впустить очередного посетителя. Не обратил бы внимания, что мои стоны и голая задница, открытая на всеобщее обозрение под дверью кабинки, могли бы привлечь кого угодно. Не обратил бы внимания на то, что дверца моей кабинки так и не поддалась мне и осталась приоткрытой. Не обратил бы внимания на то, что её откроют…

Да, мне бы было похрену на всё это, если бы кто-то не поднял рывком мою голову вверх и не вставил в мой рот туго скрученную тряпку, заведя её концы мне за затылок на подобие узды. От неожиданности я задёргался, замычал, хотел обернуться и увидеть того, кто на меня напал, но вместо этого получил болезненный тычок в затылок и вновь упал лицом на закрытое сидение унитаза. Кто-то сильный и ловкий не оставил мне ни единой возможности выпутаться из униженного положения, и я, задыхаясь теперь от страха, ожидал дальнейших действий незнакомца.

И их логичное продолжение не заставило себя ждать. Послышался шум возни с одеждой, звук зиппера ширинки, и мгновенное осознание ужаса происходящего и того, что сейчас произойдёт заставило меня забрыкаться, что есть сил. А сил-то у меня осталось, откровенно говоря, мало — оргазм так измучил меня, что боль в каждой мышце моего тела с каждым движением протеста оставляла всё меньше возможностей двигаться дальше. Сильное нажатие локтем сверху и вовсе прекратило последнее сопротивление. Я обмяк и стал еле слышно поскуливать от беспомощности.

Позади себя я вновь услышал возню. Послышался звук плевка, а затем — какие-то чавкающие звуки. Насильник готовил свой член к траху — только и мог подумать с леденящим ужасом я. Мою попку сейчас просто безжалостно трахнут, разорвут на части, используют меня как дырку, как шлюху, кончат в меня и оставят тут. Я трясся и ждал этого безумия… Послышался очередной плевок, и теперь тёплая слюна оказалась на моей дырочке, заставил меня всего сжаться от страха. И тут же я почувствовал, как головка члена начала настойчиво, прямо-таки со зверской силой давить на вход в мой анус. Я непроизвольно сжал дырочку посильнее, но это не спасло. Насильник одним махом вошёл в меня по самые яйца, которые по-хозяйски шлёпнули по моим. Я протяжно застонал от грубости, неожиданности, но больше — от размеров члена, которым взяли меня только что. Он был огромен и жилист, горяч и твёрд, а моя маленькая попка теперь принадлежала ему.

Будто подтверждая мои мысли, незнакомец основательно подвигал своим хуем в разные стороны внутри меня, устраиваясь поудобнее, а затем неожиданным сдвоенным движением вышел и вновь вошёл в меня на всю длину своего прибора. Я выгнул спинку и сильно застонал от боли, но насильник не обращал ни малейшего внимания на мои протесты. За первым размашистым движением последовали второе, третье, четвёртое… Меня начали натурально иметь, не заботясь ни о чём, кроме как о собственном удовольствии. Послышались уже давно привычные мне шлепки промежности о промежность, хлюпания покорённой дырочки и удары моего тела об унитаз. Я был покорён окончательно, и победитель брал меня со всей своей силой и наглостью.

Постепенно боль в попке от длины и ширины члена, распарывающего её на части, стала сменяться приятным жжением. Я чувствовал, как трение трахающего меня члена о стенки ануса отдаётся теплом где-то внизу поясницы, которое стало разливаться вниз по ногам и по животику… Я пытался бороться с этим удовольствием, но с каждым ударом внутрь меня оно предательски брало верх надо мной. Мой мучитель внезапно остановился, и я, влекомый возбуждением и желанием быть оттраханным, стал подаваться попкой назад, стараясь вновь насадиться на его хуй. Видимо, моё желание стало сигналом, и насильник взял мои руки, закинул их мне за спину и сжал вместе — я был в его власти и жаждал продолжения траха. Огромный член вновь начал свои движения вдоль моей попки, на что я издал одобрительный стон удовольствия и выгнул спинку на встречу ему.

О да, теперь я ужасно хотел быть выебанным этим прекрасным членом! Моя дырочка с удовольствием обхватывала его и принимала в себя на всю длину, а мой собственный член вновь надулся, наэлектризованный от бесконечной пытки простаты. И вот движения внутри меня стали импульсивнее и короче, я ощутил как раздулась головка у члена моего насильника, а звериный рык обозначил первый удар спермы глубоко внутри меня. Горячая конча разлилась во мне, и её жар заставил меня громко и с удовольствием застонать. Да, меня оттрахали, выебли так сладко и кончили в мою замученную попочку белым фонтаном самой лучшей в мире жидкости. Я полностью отдался этому прекрасному ощущению, пытаясь принять в себя всё семя как можно глубже. И вот поток стал иссякать, а мой насильник уже просто держал во мне член и содрагался от последних спазм.

Затем он вышел из меня, не заботясь о потоке спермы, хлынувшей вслед за головкой его члена, быстро вытащил кляп из моего рта и плотно обвязал этой тряпкой мою голову выше рта. Ткань не пропускала и капли света, и я ничего не мог разглядеть сквозь её. Зато через мгновение смог распробовать кое-что: мой рот раскрыли умелым движением руки, и тут же в него на полном ходу влетел член. Достигнув пределов глубины моего рта, он остановился, и я принялся его обрабатывать ротиком, собирая со ствола остатки утренней порции спермы Шеммы, слюны и спермы насильника. Вкус этого «коктейля» вскружил мне голову! Конча была буквально сладкой, жирной и тягучей, я собирал её везде и высасывал из головки, чем вызвал одобрительный стон сверху. Наконец член был отполирован и всё его «богатство» было чуть ли не с мурлыканием мною проглочено.

Неожиданно мою голову снова сильным движением прижали к унитазу, я покорно притих, ожидая еще чего-то от насильника. А затем на меня просто банально уселись, насильник привёл себя в порядок, а затем я почувствовал, как моя пробка-мучительница молниеносно воткнулась в мою дырочку, не встретив от неё ни капли сопротивления. Я получил одобрительный шлепок по замученной попке, и наконец с меня слезли. Только я попытался снять с себя тряпку и обернуться, как был встречен тычком в спину и снова повалился вперёд. Наконец я сумел встать на ноги, сорвал с себя тёмную ткань и выглянул осторожно из кабинки.

В туалете никого не было. Лишь только скрип закрывающейся входной двери мог быть знаком того, что отсюда только что кто-то вышел.

Тихо, и только слышу я бешеный стук своего сердца, учащённое дыхание и жужжание пробки-вибратора в моей оттраханной, изнасилованной и залитой спермой попке.

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!