Ебля в жопу на Тюринке

Ебля в жопу на Тюринке

Просыпаться рядом с любимым было странно, но очень приятно. Странно, потому что я привык спать один, и утро встречать, соответственно, тоже. Женька уже не спал, а просто лежал с открытыми глазами, нежась в тёплой постели. Я обнял его и потянулся к губам. Он улыбнулся и ответил, а потом, взглянув на часы, стал серьёзен.

— Дим, тебе сегодня к какой паре? — вернул меня с небес на землю любимый.

— К… Блядь, опаздываю!

Я выскочил из-под одеяла и побежал в ванну. Унитаз, зубы… Хотя, нет, зубы вечером почищу, ща совсем не успеваю. Одев первое, что попалось на глаза, а именно не особо свежие шмотки, которые валялись на полу, я спустился на кухню, схватил маленький пакет с томатным соком, булку с корицей и побежал на улицу, где в машине меня уже ждал Женька. До ВУЗа доехали довольно быстро, и даже время осталось, минут десять до пары.

— Во сколько тебя забрать? — спросил водитель.

— Сегодня пораньше, в час, — я полез к нему целоваться, но он уклонился от меня.

— Дим, вообще-то кругом люди ходят.

— И чё?

— Да ничё. Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о наших отношениях, я сам ещё к этому не привык. Дома поцелую, — он улыбнулся.

— Жень, я там булкой немного насвинячил, — виновато доложил я, вылезая из машины.

— Ладно, вот если б ты своим помидорным соком сидение уделал, было бы хуже.

Ни семинаров, ни зачётов не было, и пары пролетели быстро. В перерывах я думал о том, что мне ещё надо сделать в ближайшее время. Получилось пять пунктов. Во-первых, купить бабуле подарок, во-вторых, уговорить Женьку пойти со мной на её день рождения, в-третьих, познакомиться с его мамой, в-четвёртых, поговорить с отцом, в-пятых, дать Женьке меня трахнуть. Последовательность непринципиальна.

Сев в машину на переднее пассажирское, я уже не стал приставать к моему водителю с поцелуями, а сразу перешёл к делу.

— Сейчас надо в магазин съездить, купить бабуле подарок, только я не знаю какой.

— А что она за человек? — Женька остановился на светофоре.

— Ну, такая бойкая, темпераментная старушка. Активная, иногда даже слишком. Ей семьдесят пять исполняется. Обожает сплетни. Короче, бабулька из серии — всё видит, всё слышит, всё знает.

— Спортивный инвентарь и рацию, чтоб с соседками переговариваться, — предложил любимый.

— Точно, она у меня мастер спорта! До сих пор на лыжах ходит. Можно новые ей купить. В общем так, я дарю спортивный инвентарь, ты букет цветов, а папка большой торт, — разрешил я ситуацию.

— Стоп, а я тут с какой стороны? Я вас довезу, потом заберу и всё.

— Ты не хочешь знакомиться с бабулей и родственниками?

— Почему тебе так хочется афишировать наши отношения? — Женька затормозил рядом с магазином.

— Я хочу, чтобы ты стал частью моей семьи, — я взял его за руку.

— Димка, какой же ты ещё маленький. Как у тебя всё легко и просто…

— А со своей мамой ты меня познакомишь?

— Нет. Врать я не хочу, а если скажу правду, у неё инсульт будет.

Мне оставалось только вздохнуть. По-своему Женька был прав. Из вранья, как правило, ничего хорошего не получается, а открываться он не хочет. И это его право.

Поездив по магазинам, мы нашли всё, что нужно: и лыжи, и палки. Ничего лучше этого я не придумал. Если узнаю, что ей надо, потом куплю, как довесок к основному подарку.

Теперь, когда Женька отказался идти на день рождения, передо мной встал ещё один вопрос: рассказывать ли о нём бабуле? Все остальные родственники: дяди, тёти, двоюродные братья, сёстры и остальная седьмая вода на киселе — меня мало волновали, ибо я редко с ними общался и виделся только на днях рождениях. А вот бабушку я любил и никогда от неё ничего не скрывал.

С тех пор, как Женька принял мои чувства и разделил их, время полетело быстро. Через пару дней он уже не стеснялся заигрывать со мной, обнимать и целовать меня, но только дома. Заниматься анальным сексом любимый не спешил, и я его не торопил. Когда он будет готов, тогда и продолжим практиковаться.

А вчера я окончательно убедился в том, что Женька становиться частью моей семьи. Одно из действий, которое я просто ненавижу, — заправлять одеяло в пододеяльник. Так вот, Женька сделал это за меня. Может и мелочь, не заслуживающая внимания, но, ведь если подумать, из таких мелочей и складывается вся жизнь.

Его матери наконец-то стало лучше, и её отпустили на выходные домой. Женька, естественно, поехал к ней.

Вечером я решил поговорить с папкой и присоединился к нему за ужином. Вчера мы с любимым затеяли холодец, и именно им родитель сейчас угощался. Я взял вилку, сел за стол и придвинул к себе весь лоток. А чего мелочиться? Чай, не в гостях, а папка тоже иногда ест прямо из сковородки или кастрюли.

— А тарелку взять не судьба? — отец потянулся к таре с холодцом и достал ещё один нехилый кусок.

— Зачем? Гостей сейчас нет, так что всё вокруг колхозное, всё вокруг моё.

— Подарок купил? — перешёл к делу отец.

— Ага, лыжи, а ты ей торт и букет цветов подаришь, — доложил я, ковыряя холодец.

— Ладно, добро. А что там у тебя с водителем происходит?

— Ты знаешь, — я заулыбался, как дурак, и заёрзал на стуле, — кажется, у нас всё отлично складывается. Я ему нравлюсь, и ему со мной хорошо. Может, он даже любит меня. Точно не знаю, он про это не говорил…

— А о чём говорил? — папка поднялся из-за стола и открыл хлебницу. — Дожили, уже хлеба нет.

— Говорил, что видит во мне хорошего человека. Понимаешь, когда он начал меня избегать, я сказал ему, чтобы он попробовал посмотреть на меня просто как на человека, не зацикливаясь на моём поле. Кто знает, может, он и есть моя вторая половинка, — я продолжал мечтательно ковыряться в холодце. — Только меня напрягает то, что он не хочет знакомить меня со своей мамой и идти на день рождения к бабуле. Ты ведь не был бы против?

— Дим, а вот представь теперь эту ситуацию его глазами. Он дожил до сорока лет, трахаясь исключительно с женщинами, и даже в кошмарном сне не видел, что у его половинки тоже будет член. А потом он попадает в такое положение… Ну, дальше ты сам всё знаешь. Первое время он вообще был в шоке, это я тебе точно говорю. Благо он спасатель, нервы хорошие, и под обстоятельства, видать, быстро подстраивается. С этим тебе точно повезло, не каждый в таком возрасте сможет и захочет принять свою бисексуальность. Но не думай, что для него это было легко.

— Он плакал после нашего первого раза, — нехотя признался я.

— Вот видишь… — папка отнёс тарелку к раковине и включил чайник. — И кто был сверху?

— Я. Я предлагал ему активную роль, но он отказался, — я отложил вилку.

— Дим, он охуел в тот момент; я не удивлюсь, если ты сейчас скажешь, что у него не встало или что он не кончил.

— Пап… — вот об этом мне очень не хотелось говорить, но я чувствовал, что надо. — Ты прав, не встало, то есть почти встало, но ненадолго. Тогда он даже не хотел. Просто вы тогда говорили с ним о больничных счетах и…

— Не мучайся, я понял, что ты хочешь сказать. В первый раз ты его вынудил.

— Да, но потом мне самому плохо было, и я не знал, как всё исправить. А потом тот случай на мосту, когда он меня вытащил. В тот день мы поговорили, и я сказал, что больше его не трону, пока он сам этого не захочет. Мне снились кошмары, и один раз Женька пришёл ко мне и пожалел. Так всё и началось. Ты ведь не против, что мы встречаемся? — на всякий случай уточнил я.

— Встречайся, если тебе с ним хорошо. Пусть всё будет как будет. Не заморачивайся и не загадывай, — отец налил себе чай. — Дим, только будь готов к тому, что далеко не все примут ваши отношения, и многие, когда узнают, отвернуться от вас. Подумай об этом на досуге. А я всегда тебя поддержу, и бабуля, думаю, тоже.

— Сказать ей? — задал я волнующий меня вопрос.

— Скажи; не стоит врать тем, кого любишь.

— Пап, а у тебя были мужчины?

— Баловался с другом, пока учились и жили в одной комнате в общежитии, а после этого нет. Но тогда мне это нравилось, так что я тебя понимаю.

На этом наш разговор закончился.

Через два дня мы поехали к бабуле — папка с тортом и цветами, а я, как дурак, с лыжами, и это в конце октября. Судя по тому, как посмеивались отец с Женькой, когда я вытаскивал из авто инвентарь, скребя им по асфальту, со стороны это смотрелось оригинально. Меня даже посетила запоздалая мысль, что лыжи надо было дарить на Новый год, а сейчас придумать что-нибудь другое, тем более что, в довершение ко всему, одну из палок погрыз Версаль. Но что сделано, то сделано. Я ещё раз предложил Женьке пойти с нами, но он только злобно на меня посмотрел и уехал.

В целом праздник прошёл хорошо, только гостей было меньше, чем я думал. Пришёл брат отца с женой, сестра бабули со своим сыном, невесткой и внуком и е подруга. Ни с кем из них я в принципе близко не общаюсь.

Улучив момент, я позвал бабулю на кухню.

— Посекретничать хочешь? — улыбнувшись, догадалась старушка.

— Типа того, — я не знал, с чего начать.

— Невесту нашёл? — сразу оживилась она.

— Не совсем… Скорее это парень. Вернее не «скорее», а точно парень, ну, мужчина. Мы встречаемся, и я его люблю, — я замолчал, ожидая какой угодно реакции.

— Папа знает? — был её первый вопрос.

— Знает. Сказал, что всегда меня поддержит.

— Правильно сказал. Сердцу не прикажешь. Я вот в своё время председателя колхоза на простого тракториста променяла, и ничуть не жалею. А в деревне ещё долго у меня за спиной посмеивались, что за мужика с достатком не пошла; а не люб он мне был и всё.

— Его Женя зовут, — я уже был на седьмом небе от счастья, что всё так хорошо разрешилось.

— Евгений, значит… — повторила бабушка. — Расскажи мне про него.

— Он мой водитель, я тебе говорил, он раньше в МЧС спасателем работал, мы ещё собаку у него взяли, я тебе фотки щенка показывал, а потом как-то само всё получилось. Кстати, это он лыжную палку погрыз, — выдал я всё на одном дыхании.

— Женя погрыз? — засмеялась бабуля.

— Да нет же, Версаль.

— А лет ему сколько? — опять спросила бабушка.

— Щенку? — я опять ступил.

— Жене!

— Сорок один.

— У него есть родные?

— Мама. Она в больнице лежит, но сейчас ей уже лучше, на выходные домой отпускают. Он не хочет про нас говорить, чтобы она не волновалась.

— Где вы там? — на кухню заглянул мой дядя Толя. — Вас все за столом уже ждут.

— Пойдём, — бабуля взяла меня под руку, — потом приедешь ко мне вместе с Женей. Посидим, чай попьём.

Когда мы с папкой собрались уходить, я шепнул старушке, что Женька в машине, ждёт нас у подъезда, и она изъявила желание спуститься с нами.

Знакомство прошло успешно, и бабуля явно осталась довольна моим выбором, насколько это вообще возможно.

— Дима, наклонись ко мне, — попросила она, бросив взгляд на Женьку.

Я наклонился к её лицу, и она кое-что сказала мне на ушко. Я засмеялся и подтвердил её предположение. А потом мы сели в машину и поехали домой.

Всю дорогу я находился в приподнятом настроении, и хотелось закончить этот вечер как-то по-особенному. И, конечно, у меня появились кое-какие идеи на этот счёт. До сегодняшнего дня всё наше общение с Женькой происходило у меня дома. Теперь же мне хотелось напроситься в гости, на его территорию. Это должно было уравновесить и разнообразить наши отношения. Кроме того, в своей квартире он будет чувствовать себя более уверенно и, может, даже наконец-то меня трахнет.

— Стой! — вдохновенно сказал я водителю, когда мы поравнялись с домом. — Пап, у меня к тебе огромная просьба: покорми Версаля. Я хочу, чтобы Женя меня ещё покатал по городу.

— Эту сволочь вообще кормить не надо, после того как он вчера сожрал мои тапки, — недовольно проворчал папка, но покормить собаку пообещал и, выйдя из машины, пьяной походкой направился к дому.

— Ты что опять удумал? — с подозрительной усмешкой спросил водитель.

— Пригласи меня в гости, — я положил руку ему на колено.

— Поехали, — как-то сразу согласился он. — Дим, какое же ты всё-таки трепло. Надеюсь, ты не всем своим родственникам про нас рассказал?

— Нет, только бабушке. Она нас с тобой на чай пригласила. Правда, она хорошая?

— Хорошая. А что она тебе сказала на прощание? — полюбопытствовал Женька.

— Не поверишь, — я засмеялся, — сказала, что раз ты работал в МЧС и носил форму, значит у тебя большой член. Я не совсем понял, какая тут связь, но подтвердил это.

— Ну у вас и семь-я! — по слогам произнёс Женька и тоже засмеялся.

Добрый знак — если смеётся, значит не злится на меня за все мои диверсии.

Мы поднялись в его квартиру, и любимый сразу же, прямо в коридоре, начал меня целовать. Начало многообещающее.

— Жень, трахни меня уже! — потребовал я, обтираясь об него, как сучка, по-другому даже не скажешь.

— Дим, у меня ни смазки, ни резинки нет.

— У меня всё есть, — я уже возликовал в душе, предвкушая член любимого в своей заднице.

— Бабушка дала? — съехидничал он.

— Нет, я недавно закупился, так в сумке и лежит.

Я сходил в ванну и, совершенно голый, поскрёбся о косяк Женькиной спальни. Тут я ещё не был. Почти половину комнаты занимал разложенный двухместный диван, который с одной стороны почти упирался в шкаф, а в углу находилась тумба с телевизором и торшер. Вот и вся обстановка. Я бы сказал — по-спартански.

Не сводя с меня похотливый взгляд, Женька скинул одежду, и мы, прижавшись друг к другу, начали целоваться. В какой-то момент любимый уронил меня на диван и лёг сверху, продолжая ласкать мне губами шею и грудь. Я наслаждался каждой секундой и уже хотел просить о большем, но Женька меня опередил.

— Повернись, хочу твою попку.

Я с готовностью встал на колени и прогнулся в пояснице. Любимый развёл мне ягодицы и легонько коснулся пальцем нежного отверстия, немного покружил около него и осторожно ввёл смазанный палец.

— Да-а… — застонал я, подаваясь назад.

— Дим, ты такой узенький и тугой… Думаешь, получится? — с сомнением спросил Женька, медленно трахая меня пальчиком.

— Конечно. Давай, растяни меня.

— Уверен? — он втиснул в меня второй палец и неуверенно начал разминать проход.

— Да, ты всё правильно делаешь… Ай! Добавь смазки! — в какой-то момент стало больновато, и я запищал.

Когда любовник добавил третий палец, натяжение стенок моей дырочки резко усилилось, и мне стало страшно, когда я представил, что скоро там окажется толстый и длинный член. К счастью, хмель из головы ещё не выветрился, и это придало мне дополнительную уверенность в том, что всё у нас получится. Женька всё делал правильно и не торопился.

— Давай, только смажь побольше, — я решил, что хватит подготовки.

— Куда больше? Из тебя уже всё назад течёт. Полтюбика выдавил.

— Смазки много не бывает! — капризно ответил я.

— И вообще, ты сейчас выпимши, тебе всё по кайфу должно быть.

— Тогда вставляй.

Женька положил на меня ладони и большими пальцами раздвинул ягодицы. Я подался назад, желая, чтобы член любимого поскорее оказался во мне. Он качнул бёдрами и начал вводить.

— Ай! Жень, не надо, больно! — я инстинктивно сжался и попытался соскочить с члена, который больно распирал мою задницу.

— Ты же сам этого хотел, помнишь? — Женька, кажется, предвидел такой поворот событий и удержал меня.

Вместо ответа я резко дёрнулся вперёд, и головка, к величайшему моему облегчению, выскользнула из тела.

— Иди ко мне, — любимый подтянул меня к себе за руку и обнял. — Давай тогда без этого, если настолько неприятно.

Я уткнулся в него носом и тяжело вздохнул. Было обидно. Почему я не смог нормально расслабиться и впустить его, да ещё и паниковать начал? Не знаю, наверное, просто с непривычки. В конце концов, пальцы это пальцы, а член это член. И размерчик у Женьки достойный. Но всё равно, я его хотел. А ещё важнее для меня было доказать, что я ему доверяю и хочу доставить ему удовольствие… Вспоминая, как охренительно мне самому было трахать его узкую, девственную задницу, и желая дать Женьке возможность почувствовать то же самое, я решился на вторую попытку.

— Жень, давай ещё раз, — я посмотрел ему в глаза.

— Я не хочу делать тебе больно, — он погладил меня по щеке.

— Ты же сам говорил, что первый раз не всегда получается так, как надо, — я потёрся о него своей эрекцией. — Давай ещё попробуем. Мне было так сладко и хорошо в твоей попке, и я хочу, чтобы ты тоже узнал, какой это кайф.

— Ок, — он коротко поцеловал меня в губы, — только тогда сам говори, когда и как мне двигаться.

— Хорошо, — я опять развернулся к нему задом. — Смажь ещё.

— С твоим аппетитом скоро нечем будет мазать, — проворчал Женька, и тут же я почувствовал в анусе его тёплые скользкие пальцы.

— Прислони головку, только пока не входи.

Любимый коснулся членом моей дырочки и начал в неё толкаться, как бы массируя. Вот это было по-настоящему классно, и я опять начал выгибаться, стараясь сделать контакт более плотным.

— Жень, входи! — желание почувствовать его внутри снова захлёстывало меня.

Я максимально расслабился и тут же почувствовал, как любовник надавил сильнее, и мне в анус опять вошла головка его члена. На этот раз я не зажимался, и проникновение переносилось мною гораздо легче. Женька не двигался и нежно гладил меня по спине и бокам.

— Давай дальше.

Мужчина двинулся вперёд, а я, сам не понимая, что делаю, подался назад, насаживаясь на его член.

— Дим, давай без фанатизма, — Женька удержал меня, не позволяя надвинуться на его твёрдый ствол.

— Вставляй до конца! — от волнения у меня дрожали ноги.

Он немного вышел, а потом несильными толчками полностью вошёл в моё тело. Задницу жгло и тянуло по всем направлениям, но само чувство заполненности любимым человеком было просто охуенным и непередаваемым.

— Трахай меня! — эмоции переполняли.

Но, к счастью, Евгений не спешил и, наоборот, замер, давая мне возможность привыкнуть к его агрегату. Блин, а ведь я начал его ебать почти сразу! Хотя мне простительно — у меня и член меньше, и головка не такая крупная. Наконец, Женька начал двигаться, и каждое его движение отзывалось во мне болью и наслаждением. Это было странно, но я знал, что со временем, если мы будем практиковаться, боль уйдёт и останется только удовольствие. Кроме того, любимый очень приятно подрачивал мне член. При каждом его толчке мой хуй оказывался в его руке.

Но вот ноги уже почти не перестали держать меня, и очень захотелось повалиться на подушки.

— Жень, подожди, остановись на минутку, — задыхаясь от стонов, проговорил я.

— Больно? — Женька посмотрел на меня затуманенным от желания взглядом.

— Нет, я хочу лечь.

Я перевернулся на спину, сунул под попу небольшую подушку и широко развёл согнутые ноги. Разгорячённую задницу приятно обдало прохладой, но насладиться этим ощущением мне не дали. Нащупав мой анус, Женька снова вставил в него член и начал вбивать меня в диван. Я обхватил его ногами, и он смог войти глубже.

Мужчина трахал меня, как животное, и наконец, сделав последний толчок, со стоном повалился на меня. Немного полежав на моей тушке, он аккуратно вышел из растраханной дырочки, придерживая презерватив рукой.

Когда я начал выпрямлять затёкшие ноги, мне их как судорогой свело. Оказывается, лежать с сильно разведёнными ногами не так уж и легко, во всём нужна практика. Опыт матёрого спасателя сыграл свою роль, и Женька сразу понял, что со мной не так. Он помог мне распрямиться, массируя напряжённые конечности в нужных местах, а потом довёл меня до оргазма минетом.

— Тебе понравилось? — спросил я, прижимаясь к Женьке и поглаживая его сосок.

— Классно, только непривычно и накладно.

— В смысле накладно?

— Один тюбик смазки на один раз.

— Да, это только мы так можем! — хихикнул я. — Ничего, постепенно научимся расходовать её более экономно.

— Ты-то как, нормально? — он запустил пальцы мне в волосы.

— Да; правда, в заднице очень необычные ощущения.

— Дим, хочу тебе признаться, — любимый вздохнул, а я напрягся, — когда ты ласкал меня пальцами, мне это понравилось.

— У тебя тогда почти встал, я помню…

— Так вот, я не против повторить, — тихо сказал Женька.

— Конечно, повторим. А член дашь вставить? — поинтересовался я, продолжая играться с его сосками.

— Давай уже спать, — любимый протянул руку и выключил торшер.

— Жень! — так просто от меня было не отвязаться.

— Хорошо, — он засмеялся, — будем трахать друг друга по очереди. Ты так представляешь нашу семейную жизнь?

— Как-то так.

Я поцеловал Женьку в губы и закрыл глаза. После секса мы очень любили поспать. В уютной тишине и темноте любимый вырубился почти сразу, а я чуть позже. Он произнёс слово «семья», и это было многообещающе…

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!