Анальное сближение в школе

Анальное сближение в школе

Костик восхищенно бросил взгляд на мой стоявший член, и живо встал на четвереньки, призывно похлопав себя по ягодице.

— Возьми меня, — возбужденным шепотом прошептал он, и я подобрался к нему сзади, сильно стиснув в ладонях его красивый зад. Анус весь был испачкан спермой, которая выполняла роль смазки лучше, чем что бы то ни было – и я снова без труда вошел в парня, сопровождая это тихим стоном.

Скользко-хлюпающие звуки стали наполнять комнату не хуже, чем наполняли зал звуки из колонок домашнего кинотеатра. Костик принялся стонать не в пример им – по-настоящему страстно, возбужденно и нежно одновременно. Я быстро двигался, продвигая член так глубоко, что вскоре наши яйца стали со шлепками касаться друг друга, и тут уж я совсем одурел.

— Оооо, трахай меня, Кирюшечка, — безумно кричал Костик, выгибаясь, и вскоре встал на колени, выгнув спину и так откинувшись назад, что смог обнимать меня, а я, склонив голову, принялся целовать любимого. Мои движения замедлились, но после этих неожиданных ласк Костик вновь принял первоначальную позицию, и я смог завершить начатое, как и планировал – безумным оргазмом своего любовника.

Я почувствовал, что он кончает, когда кольцо, без того плотно обхватившее мой член, стало сжимать его сильнее – мышцы внутри Костика непроизвольно сокращались, чем, вероятно, доставляли ему неописуемое удовольствие.

Я не знал, что он чувствует в эти моменты, но от осознания, что моему любимому по-настоящему хорошо, я и сам принялся кончать – теперь мы закричали вместе, и сперма снова потекла внутрь моего Костика.

— Ооох, черт, Костик… — я перевернул его на спину после того, как вытащил член, и прижался к нему всем телом, своим пахом чувствуя его пах. – Костя…

Парень обнял меня и языком вторгся в мой рот, ногами обхватывая мои бедра. Так он выражал полное удовлетворение и восхищение.

Еще несколько минут мы страстно целовались, а после я вновь лёг рядом с ним на бок и стал нежно поглаживать его по юношеской груди, иногда цепляя пальцами соски и поглаживая темные кружочки.

Мы молчали, и я был уверен, что Костик чувствует то же самое, что и я – я любил его, как не любил ни одну девчонку, и мог быть по-настоящему чувственным только рядом с ним.

— Кость…

— Ммм? – его глаза были закрыты, рот приоткрыт.

— Дай сигарету.

Костик открыл глаза и удивленно посмотрел на меня.

— Ты же не куришь?

— Но хочу.

Он улыбнулся, проведя рукой по моим растрепавшимся волосам.

— Хорошо.

Костик встал и поплелся к двери, и я видел, как по его ногам струится наша смешанная сперма – соки запретной любви.

Он не стал смывать её – похоже, это ему нравилось, чувствовать себя оттраханым. А может, просто было лень…

Парень отдернул шторы, и комнату, наконец, залил октябрьский дневной свет, проникая в спальню через огромное окно, размером чуть ли не во всю стену. Тюли под шторами не было, поэтому на нас взирало голое и чистое оконное стекло.

Костик приоткрыл окно, чтобы дым не застаивался в комнате, и сел рядом со мной, протянув пачку «парламента» и зажигалку.

Я неумело прикурил и неглубоко вдохнул дым, стараясь не закашливаться. Получилось у меня это на удивление хорошо, и Костя удовлетворенно улыбнулся. Я осторожно выпустил сигаретный дым и улыбнулся в ответ.

— Тебе родители не запрещают общаться со старшеклассниками? – подшучивая, улыбнулся парень и тоже закурил.

— Почему они должны запрещать? – совершенно серьёзно удивился я.

— Ну, старшеклассники, они такие. Плохому научат, — кивнул Костик на сигарету в моей руке.

Я засмеялся.

— При составлении списка запретов они этого не учли.

— А зря.

— Согласен.

Костик смотрел на меня блестящими глазами, и мне было с ним на удивление легко и хорошо. Но внезапно взгляд его потускнел, а на лице появилось выражение какой-то усталости и скуки.

— Только не говори, пожалуйста, завтра утром, что был пьян. Я это так ненавижу.

— Не скажу, — поклялся я и затушил горькую сигарету в пепельнице.

Я уже не помню, как добрался домой, как провел целую ночь без него – не прижимая его к себе, не целуя, не разговаривая с ним. Всё это стерлось в моей памяти, как ненужные кадры глубоко личного фильма, и было с успехом заменено совершенно другими, более яркими воспоминаниями.

Всё утро я провёл в ожидании нашей с ним встречи. Я знал, что в школу Костик обычно добирается с опозданием – очень любит поспать. Поэтому о том, чтобы встретиться до половины восьмого (начала учебного времени) можно было и не мечтать.

Весь первый урок я блуждал в облаках, изредка откликаясь на окрики Августа Михайловича, преподавателя физики. Я вспоминал губы Костика, иногда смутно оглядывая одноклассников в поисках своего любовника. Что-то творилось со мной, и что именно, я никак не мог понять.

Еле ощутимо провибрировал в кармане брюк мобильник. Стараясь без палева прочитать смску, я в душе надеялся, что это смс – от Кости.

На моё счастье, так оно и было.

«Вырвись в туалет на третьем этаже» — писал мне он, и у меня мурашки пошли по коже от образов, которые пронеслись у меня в голове. Я увижу его, сейчас, прямо сейчас…

— Август Михайлович, — поднял руку я, нервно оглядываясь на окружающих меня парней – не понял ли кто? Не видел ли кто смски?

— Чего тебе, Астахов? – отвлекся от доски круглый физик.

— Можно выйти? – немного жалобно спросил я, от нетерпения покачиваясь на стуле.

Физик глубоко вздохнул, повертев мел в руке.

— Стул не ломай. И иди.

Я резво выбежал из кабинета – благо, кабинет физики был на третьем этаже, и от него до туалета было рукой подать – и свернул туда, где меня давно поджидал Костя.

— Ну, чего ты так долго возился? – нервно выпалил он, закрывая за мной дверь.

— Да я не долго, — оправдывался я. – Как смска пришла, так сразууу…

Он не дал мне договорить, прижав меня к стене и закрыв рот губами. Его поцелуй был таким жадным, как будто с момента нашего расставания прошла вечность, не меньше.

— Коостя, — выдохнул я, слегка отслонив его от себя.

— Я хочу тебя, — громким шепотом проговорил он и снова вцепился мне в губы. – Я так скучал по тебе.

— Кость, ну не здесь же, — ощущая, как восставший член топорщит мне брюки, нервно прошептал я. Костик как-то странно улыбнулся, и в глазах его заплясали чертики.

— В этом то и прелесть… — он опустился коленями на кафель пола и быстро расстегнул на мне ремень.

— Нет, Костик… Сейчас кто-нибудь войдет… ооо…

Было уже поздно. Мой член едва ли не целиком пропал у него во рту – он старался заглатывать так же глубоко, как вчера я проделывал это с ним в спальне его родителей.

— Костик… Это же беспредел… Ты придурок?… – я постанывал сквозь стиснутые зубы, не переставая при этом ругать его. Парня, по-видимому, это заводило вдвое больше.

Я, уверенный атеист, от всей души молился какому бы там ни было богу, чтобы в этот момент дверь туалета не приоткрылась и к нам не зашел кто-нибудь из учеников или персонала. Было бы вообще весело, если бы зашел кто-нибудь из учителей, проверить на присутствие курильщиков – исключение из школы с донесением родителям разрушило бы планы моих предков на долгие годы.

Задними мыслями думая об этих вещах, я вцепился в пшеничные волосы моего друга, чувствуя приближение оргазма.

— Уйди, — из последних сил попросил я, опасаясь испачкать ему одежду. Но он, наверное, не расслышал, и, закрыв глаза, принялся сглатывать мою сперму, обильными порциями поступающую в рот. И, как у меня вчера, у Кости не хватило сноровки, чтобы успеть проглотить всё – стекая из его рта по губам и подбородку, жидкость заляпала его школьный пиджак несколькими крупными белесыми пятнами.

— Ммм… чертовщина, — выругался я, откидывая голову назад. – Я просил тебя, Костя…

Он поцеловал мой член в головку и поднялся с колен, встав рядом со мной.

— Кирилл, но я же не тебя испачкал.

Я посмотрел на него с взглядом, который должен был за меня спросить у него «ты что, дурак?», но ожидаемого виноватого выражения в его глазах я не прочел.

Вместо этого я почувствовал, что к моему влажному пенису прикасается его голый член – он уже успел расстегнуть свои брюки и прижимался ко мне, испытывая меня на прочность.

— Послушай, — пытался совладать с собой я.

— Мммм? – промычал Костик, целуя меня липкими губами. Я ощутил вкус своей спермы и рефлекторно превратил этот поцелуй в более глубокий.

— Костя… — едва сумев оторваться от него, умоляюще прошептал я. – Ты извращенец. Прекрати.

— А ты-ы? – улыбнулся он, и схватил меня за руку, приложив мою ладонь к своему пенису. Я возбужденно сжал его, ощутив приятную твердость, и понял, что отказать не смогу.

— Кирилл, совсем немного, прошу тебя.

Он занял моё место, прислонившись спиной к стене, а я без лишних слов опустился рядом на колени напротив его пениса. Теперь освещение было лучше, чем тогда, в спальне, и прямо перед моими глазами замелькал ствол его члена, когда я начал делать минет. Интересно, наказание положено равное для обоих, совершивших такое запретное злодеяние, или кто сосет, тот и виновен?

Я рассмеялся внутри себя, продолжая доставлять удовольствие своему мальчику, и больше не думая об этом. Школа для парней – кому придет в голову, что в ней нет геев?

Конечно, они есть. Вот Витек, наверно, из Костиного класса – наверняка гей. Тащится по Косте, и молча скрывает.

Как совсем недавно делал я.

Или вот еще физик, Август Михайлович. У него зачем-то остается после уроков группа девятиклассников, мол, для кружка. Для какого такого кружка? Педофил, не иначе.

Так, мысленно «развращая» добрую половину нашей родной школы, я довел Костю до оргазма, но на этот раз, задержав его член у себя в глотке даже дольше, чем вчера. Сперма его вязкой жидкостью скапливалась у меня во рту, и я торопливо сглатывал, стараясь быть более аккуратным, чем мой любовник – и на удивление хорошо я с этой задачей справился.

Костик тяжело выдохнул, и я, поднявшись, подошел к раковине, где набрал в ладонь воды и растер о заляпанный моей спермой пиджак парня.

— Думаешь, смоется? – недоверчиво посмотрел на мои действия Костик.

— Не знаю, — пожал плечами я. – Никогда не замывал сперму вручную.

Костик ухмыльнулся, и, сняв пиджак, затолкал его в школьную сумку, валяющуюся на подоконнике.

— Ты что, ещё и на уроках не был? – возмутился я, вскинув темные брови.

— Тссс, — он улыбнулся, и, перекинув сумку через плечо, поцеловал меня в губы. – Я сегодня проспал. Никому не говори.

Он поклялся мне обязательно пойти на второй урок, и проводил меня веселым взглядом. Я же исчез в дверях туалета, чтобы вскоре появиться в дверях кабинета физики.

Мне казалось, что все в классе смотрели на меня, будто знали что я только что делал минет старшекласснику в туалете. Но мне, конечно же, только казалось – всё это было следствием моей проснувшейся совести, укорявшей меня за содеянное.

«Но я люблю его», — повторял я про себя. «И уже ничего ты с этим не поделаешь…»

И только физик смотрел на меня по-настоящему задумчиво и странно, будто там, в туалете, делая минет Косте Рыжкову, я разгадал одну из страшнейших тайн Августа Михайловича, а может быть, и тайну всей нашей загадочной школы…

Kivi Olivi, 20 ноября 2004 года

© «Лужёный Владимира Кириязи»

Подписывайтесь на аккаунт гей лидера Украины Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о геях, гей сексе, гей порно, гей инцесте и гей копро!